Кто убил Кирова

Шел шестой час вечера. За окном стемнело – на календаре был декабрь. Сергей  Миронович Киров приехал  к себе на работу в Смольный: должно было состояться собрание ленинградского актива. Обычно Кирова всегда сопровождал охранник, но на этот раз он куда-то подевался, и Киров шел по длинному коридору один.

 Преступник – Леонид Николаев?

И тут раздались выстрелы. В соседних кабинетах начали распахиваться двери: испуганные сотрудники высыпали в коридор. Киров лежал на полу и был недвижим. С первого взгляда было понятно, что он убит. Рядом что-то выкрикивал неизвестный мужчина с револьвером в руке. Подоспевшая охрана кинулась к нему, но неизвестный и не думал убегать. Он как-то сразу обмяк и, молча, подчинился охране.

Немного позже было установлено, что кончина Кирова наступила  от ранения в область  затылка, причем выстрел был произведен с близкого расстояния. Экспертиза также доказала, что револьвер принадлежал тому самому мужчине, которого задержали охранники.

Кто убил Кирова

Этим неизвестным оказался Леонид  Николаев. На момент происшествия  ему исполнилось 30 лет. Он окончил  шесть классов городского училища и  начальную совпартшколу. Будучи двадцатилетним, вступил в партию, участвовал в гражданской войне. Должности занимал самые мелкие, к тому же часто менял места работы (за 15 лет сменил 11 таких мест). В апреле тридцать четвертого его исключили из партии за нарушение партийной дисциплины (но уже через месяц восстановили). На момент происшествия в Смольном Николаев был безработным. Он  ходил по разного рода учреждениям, пытаясь устроиться, но  этого неуравновешенного человека нигде не хотели брать. Несколько раз Николаеву удавалось остановить Кирова,  когда тот выходил из Смольного. Он пытался сбивчиво сообщить Кирову что-то важное, в частности, свое мнение о том, что партия перерождается.

Годился ли Николаев на роль преступника? Вполне. От таких неуравновешенных людей можно ожидать чего угодно. Но вполне вероятно и то, что он мог быть игрушкой в руках сильных личностей, не подозревая об этом. А они использовали Николаева для достижения своих целей.

Среди версий причин преступления была и такая – ревность.  Николаев приревновал свою жену Мильду Даруле, (работавшую на незначительной должности в   обкоме партии в Смольном)… к Кирову. Но такие, не обладающие мало-мальски привлекательной внешностью женщины вряд ли могли серьезно рассчитывать на внимание  мужчин (Мильда была мало того, что некрасива, она  курила, ругалась матом и носила мужскую одежду).

Где был убит Киров

Чтобы лучше понять причины преступления, надо вспомнить политическую обстановку, которая сложилась в стране к 1934 году. После гражданской войны  страна переживала серьезный кризис, но постепенно экономика становилась на ноги. Особенно это стало заметно после 1933 года. Хороший урожай  отодвинул в прошлое  угрозу голода. Интенсивно развивалась промышленность: были построены Уралмаш, Магнитогорский металлургический завод, Днепрогэс, Челябинский тракторостроительный завод, открылся Беломорско-Балтийский канал… Укреплялось и положение СССР на международной арене.

Все это постепенно привело к перелому в общественном создании: выходит, Сталин был прав, под его руководством советские люди идут правильным путем. Оппозиция почувствовала опасность и стала  высказывать  свою приверженность курсу «вождя всех народов». Прошел 17-й съезд партии, который принято называть «Съездом победителей» Каменев, Бухарин, Зиновьев, Рыков, Томский, Радек и другие оппозиционеры стали каяться и прославлять великого Сталина. Творческая интеллигенция теперь верно служит коммунистическому режиму и лично Сталину. Сталин прощает своих врагов, и все вроде бы налаживается.

И тут – выстрел в Смольном. Он послужил своего рода спусковым крючком: буквально через несколько  часов после известия об убийстве Кирова начинают предприниматься репрессивные меры.

Убить Кирова

Ошеломляющие итоги выборов ЦК

Маховик репрессий до этого события раскручивался медленно, но неумолимо. Нужно было время для психологической обработки населения. Нагнеталась обстановка всеобщего страха и подозрительности. Террор, не имевший до этого широкое распространение, переходит в массовое преследование инакомыслящих – то есть всем известный Великий террор. Эпоха терроризма стартовала именно в день  преступления в Смольном.

В полной мере испытали его на себе Троцкий, Зиновьев и другие старые большевики. Начался процесс по делу «Троцкистско-зиновьевского террористического центра». Это был первый  сталинский показательный процесс такого рода. За ним последуют другие. Сталин избавлялся от политических конкурентов. Апофеозом  обличительных процессов стала кровавая мясорубка 1937-38 гг.

Что же послужило толчком для столь резкой смены сталинских планов? Толчком этим стал «Съезд победителей», который явился своего рода триумфом Сталина. На  съезде тайным голосованием должен был быть избран Центральный комитет – руководящий орган партии. Процедура голосования была уже хорошо обкатана. Список кандидатов составлялся заранее, в нем было ровно столько кандидатур, сколько нужно было избрать. Набравший более половины голосов считался избранным. Так что  о подводных камнях дело не шло. И тут ошарашивающая новость – против Сталина подано 270 голосов (из 1225) – почти четверть. Отвечавший за процесс  выборов Каганович буквально летит к Сталину. О чем они говорили с вождем – неизвестно. Формально Сталина можно было считать избранным, но разве можно было обнародовать эти цифры. Рушился миф единения вождя и народа. Поэтому цифры стали другими: против Сталина голосовало 3 человека, против Кирова – 4 и т.д.

И Сталин понял, что соратники Ленина всегда будут тормозом на его пути, не позволяющим без сбоев  осуществлять намерения  вождя.  Раз так — их надо уничтожить. А не будет старых партийцев, не будет и свидетелей событий прошлых лет, угодливые историки перепишут историю революции так, как надо Сталину. Убийство Кирова подходило на роль  детонатора идеально.

Кому было выгодно убийство Кирова?

Основываясь на эти данные, можно сделать два вывода. Убийство Кирова было выгодно  только Сталину. Никаким другим политическим силам оно не сулило ничего, кроме расправы. Максимальные политические дивиденды получил тоже Сталин. Таким образом, «вождь всех времен и народов» становится единственным подозреваемым. К Кирову Сталин относился в общем-то хорошо (и этот факт, о котором все знали, тоже лил воду на мельницу Сталина). Мог ли вождь пожертвовать своим любимцем? Не исключено, что да.

До Сталина дошли сведения о том, что группа старых большевиков еще до 17-го съезда рассматривала вариант смещения Сталина с поста генерального секретаря партии. Соратники Ленина преподносили это как выполнение «завещания Ленина» — известного ленинского «Письма к съезду». По мнению старых партийцев, на эту роль  хорошо подходил Киров. Они сделали ему предложение, но Сергей Миронович, будучи умным человеком, от этого отказался.

По прошествии стольких лет нам кажется наивным намерение соратников  Ленина отстранить Сталина от власти, ведь  карательная машина уже имела возможность не только предупредить опасную ситуацию, но и разделаться по всем статьям с «врагами народа». Но, возможно, они еще верили в партийную демократию. Не исключено, что Киров понял нависшую над ним опасность и сообщил о предложении ленинских соратников Сталину (хотя Сталин уже имел полную информацию от Ягоды). Так что Киров испытание выдержал. Но это было уже неважно.

«Признание» Николаева

… Машина следствия по поводу убийства Кирова набирала обороты. Ряд очевидцев указывали на то, что слышали два выстрела, но в Кирова был сделан лишь один. Вторая пуля попала в стену коридора, ближе к потолку.

Надо упомянуть о том, что незадолго до происшествия в Смольном Николаев уже дважды задерживался с револьвером. Первый раз при попытке приблизиться к Кирову, второй – при входе в Смольный. Имеются сведения о том, что у него было обнаружено что-то вроде записной книжки с чертежом маршрутов, по которым передвигался Киров. Тем не менее, после задержаний Николаева не только отпускали, но и возвращали (!) ему оружие, на которое, кстати, у него не было разрешения.

Грубейшим   нарушением было также отсутствие охранника. Этот факт  наводит на мысль о том, что  отсутствие это было вовсе не случайным. Тем более, что машина, на которой арестованного  после происшествия охранника везли на допрос, попала в аварию. Борисов погиб. Кроме него никто больше не пострадал.

И тут всплывает имя заместителя начальника Ленинградского НКВД Запорожца. Начальником  ленинградского НКВД был в ту пору т. Медведь, с которым у Кирова были хорошие отношения. В 1932 году его заместителем был назначен Запорожец. Медведь был человеком добродушным и слабовольным, к тому же любил выпить. Так что фактическим руководителем НКВД стал человек Ягоды – Запорожец.

Так вот именно на Запорожца указывают как на человека, отдавшего распоряжение об освобождении Николаева и вообще готовившего  убийство Кирова. Об этом свидетельствуют данные, опубликованные в книге  невозвращенца, бывшего генерала НКВД А. Орлова  «Тайная история сталинских преступлений». Книга эта вышла за рубежом  после смерти Сталина в 1953 году.

Сначала Николаев на допросах  заявлял о том, что застрелил Кирова из личных побуждений, потом утверждал, что против Кирова ничего не имел, а сделал это в минуту отчаяния. Когда же его вызвал на допрос Запорожец, он узнал в нем человека, с которым его познакомил один из «друзей». В  конце концов, Николаев  понял, что стал жертвой провокации. Тогда, впадая в истерику, он стал утверждать, что стрелял не в Кирова, а в партию, а подстрекателем преступления был Запорожец. И, наконец, прозвучало то, что Запорожец и пытался добиться от обвиняемого: Николаев заявил, что он действовал по заданию  подпольной зиновьевской террористической организации.

Но до «признания» Николаева власти сделали заявление о том, что  Киров пал от руки  террориста-белогвардейца. А  затем в газетах было опубликовано сообщение о расстреле 104-х этих самых белогвардейцев.

«Зиновьевский след» появился только через две недели после убийства Кирова. Зиновьев, Каменев и их соратники были арестованы. Страницы газет запестрели сообщениями о массовых митингах трудящихся, на которых высказывалось осуждение их действий. 27 декабря было опубликовано обвинительное заключение по делу антисоветской группы в 14 человек, в состав которой, якобы, входил и Николаев. В вину им вменялось убийство Кирова и принадлежность к троцкистско-зиновьевской  террористической организации. Суд был закрытым. Все обвиняемые были расстреляны.  После приговора Николаев пытался покончить с собой, кричал в зале суда о том, что ему было обещано сохранить жизнь при условии, что он покажет на зиновьевцев как на организаторов убийства. Самое примечательное то, что ни Троцкий, ни Зиновьев, ни другие члены оппозиции на этом процессе вовсе не упоминались и не фигурировали в материалах суда.

Киров убийсвто

Игра «на публику»

А что же делал в эти дни сам Сталин? Как он себя вел? Стоит обратить внимание на тот факт, что именно 1 декабря, в день убийства Кирова, были приняты два законодательных документа об ускоренном и упрощенном судопроизводстве по делам о террористических актах. Калинин и Енукидзе не работали над содержанием этих документов, а лишь только подписали их. Такие решения принимал только сам Сталин. Понятно, что эти акты были приняты не спонтанно (именно из-за убийства Кирова), а  готовились заранее. Сталин не любил спешки. Если бы убийство Кирова было для вождя неожиданностью, он бы не торопил с ходом следствия, а предпринял усилия для того, чтобы разобраться во всем основательнее. Выходит, он знал о готовившемся преступлении и предпринял необходимые меры.

В день убийства в Смольном  Сталин (а также Ворошилов, Молотов, Ягода, Жданов и т.д.) специальным поездом отправляются в город на Неве. Сталин вообще старался не покидать Москвы, поскольку опасался покушений. А тут поездка в Ленинград, где террористы открыто совершают покушение на партийцев. Поездка в Ленинград была нужна вождю, чтобы на месте подключиться к ходу следствия. Он взял его в свои руки, чтобы трактовать события так, как ему было выгодно.

После того, как правительственная делегация сошла на перрон, Сталин вдруг буквально набрасывается на руководителя ленинградского НКВД уже упоминавшегося Медведя. Он не только костерит его всякими нелицеприятными словами, но и… бьет  по лицу.

И это наводит на подозрения. Известно, что Сталин старался вести себя хладнокровно, он вообще редко выходил из себя, ему хотелось, чтобы все вокруг считали его  спокойным, невозмутимым руководителем. И вдруг пощечина Медведю. Откуда такая невыдержанность?  Ведь основной виновник того, что Кирова не уберегли, — Ягода, вот он, под рукой. На нем было можно отыграться и в поезде, а не позориться перед другими людьми.

Скорее всего, это был театральный эффект, игра «на публику».

Он это и сделал

Прибыв в Ленинград, Сталин лично(!) допрашивает Николаева. Зачем это ему понадобилось? Принудить Николаева дать показания о том, что  он входит в состав зиновьевского блока, вполне могли Медведь или Запорожец, и поездка в Ленинград в таком случае была бы совершенно лишней. Разговаривая с Николаевым, Сталин хотел лично убедиться в том, годится ли Николаев для того, чтобы принять участие в открытом процессе. И понял, что не годится. От этого неуравновешенного человека можно было ожидать чего угодно.

Тогда выходит, что Николаева лучше расстрелять. Процесс же можно провести без Троцкого и Зиновьева. Когда настанет черед других открытых процессов, Николаева уже не будет на белом свете, и он не сможет «подвести» Сталина своими высказываниями.

Наводит на размышления такой факт. Алиби Запорожца довольно шаткое. И в день покушения, и после его не было в Ленинграде. Покушение на одного из  лидеров партии – ЧП огромного масштаба, в Ленинград приезжает сам Сталин. Заместитель начальника НКВД обязан был вернуться из своего непонятного «отпуска». Но за все пришлось отвечать Медведю, а Запорожец, выходит, был выведен из-под удара.

Убийство Кирова – преступление, говоря нынешним языком, – «резонансное», и наказание за него должно было быть серьезным. Но Медведь и Запорожец приговариваются всего к трем годам лагерного заключения. Но фактически лес они не валят, а…занимают руководящие посты в тресте «Лензолото».

Выходит, Сталин в несколько этапов осуществляет глобальное уничтожение всех, кто имеет отношение к «Ленинградскому делу». Первым погиб охранник Борисов, затем Николаев и его «друг» (которого, кстати, даже не допрашивали). Спустя немного времени, сгинули в лагерях все родственники Николаева и его жены. А через три года были расстреляны вроде бы легко отделавшиеся Медведь и Запорожец. Зачем были предприняты эти действия? Это было заметание следов. Только истинный виновник будет это делать. Он это и сделал.

15 views
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 Голос: 5,00 из 5)
Загрузка...