Формальное датирование Новгородской дендрошкалы

Аннотация: Выполнено формальное сопоставление климатических сигналов, выделенных в Новгородской дендрошкале (Колчин, Черных 1977) и древесине можжевельника Полярного Урала. Установлено, что климатические сигналы плавающей Новгородской дендрошкалы, датированной по историческим и археологическим данным, сдвинуты на минус 391 год относительно абсолютно датированных сигналов в можжевельнике. Это автоматически сдвигает на эту величину археологические даты по северо-западу Руси, попавшие в интервал 11 — первая половина 15 веков.

 

Справка: Настоящая статья представлена в качестве доклада на  Девятой Международной научной конференции «Цивилизация знаний: глобальный кризис и инновационный выбор России» Москва, 24-25 апреля 2009 год.

novgorod

1. Введение

В соответствии с Новой Хронологией А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского [Сайт Новая Хронология] Великим Новгородом русских летописей являлся Ярославль [Носовский, 2005, Империя], а Новгород на Волхове был небольшим позднесредневековых городом, который не играл никакой особой роли в истории Руси. Однако по странному стечению обстоятельств (осознанных и по недомыслию) Новгород на Волхове считается сегодня Великим Новгородом.

Хронологической основой археологии Новгорода на Волхове является плавающая Новгородская дендрошкала [Колчин, Черных, 1977], построенная в 1959 году по результатам Неревского раскопа [Колчин, 1956]. Ее абсолютное датирование выполнено по археологическим и историческим данным. Способ датирования рассмотрен в статье [Тюрин, 2005, К вопросу]. Дендрошкалой охарактеризован интервал 884-1462 годов. Первая мостовая уложена в 953 году, последняя сохранившаяся мостовая – в 1462 году. Нами выполнено абсолютное датирование Новгородской дендрошкалы по естественнонаучным данным [Тюрин, 2005, Абсолютное датирование]:

— по короткопериодным климатическим сигналам, записанным в древесине можжевельника Полярного Урала;

— по длиннопериодным климатическим сигналам, записанным в геотермических, дендрохронологических и гляциологических данных;

— по сигналам, записанным в калибровочной кривой радиоуглеродного датирования;

— по фрагментам воронежской дендрошкалы

По совокупным результатам дано два варианта датировки дендрошкалы. Более вероятный вариант – со сдвигом относительно дат, полученных по историческим данным на плюс 391 год, и менее вероятный вариант – со сдвигом около минус 10 лет. По более вероятному варианту Новгородская дендрошкала характеризует интервал 1271-1852 годов.

Еще одно ее датирование выполнено нами путем прямого сопоставления климатических сигналов, выделенных по дендрокривым Новгородской дендрошкалы [Колчин, Черных, 1977] и в древесине можжевельника Полярного Урала [Лаборатория дендрохронологии]. Ключевым словом в предыдущем предложении является «выделенных» [специалистами, чья компетентность в этот вопросе, вне всякого сомнения]. Этот способ датирования мы назвали «формальным». Результаты его применения изложены в настоящей статье. В пояснении нуждается всего один применяемый нами термин. Дендрокривая – это график, на котором отражена зависимость ширины годовых колец от их порядковых номеров для конкретного ствола дерева.

 

2. Климатические сигналы в дендрокривых Новгородской дендрошкалы

Основой Новгородской дендрошкалы являются так называемые угнетения. Это одно или несколько годовых колец, имеющих ширину заметно меньшую средней. Биологический смысл угнетений понятен. Они соответствуют годам, неблагоприятным для роста деревьев. В наших терминах угнетения являются климатическими сигналами, которые записаны в стволах деревьев. Именно на основе нескольких угнетений, выделенных на единичных дендрокривых, последние увязаны между собой в единую систему, которая, собственно говоря, и является дендрошкалой конкретного раскопа на территории Новгорода. На основе угнетений увязаны между собой и дендрошкалы, построенные для разных раскопов. «На графиках новгородских кривых годичного прироста на основе изучения сначала 1038 моделей из Неревского раскопа, а затем и всех 4360 образцов дерева из раскопок последующих лет, за время от 1000 до 1500 г. выделены следующие периоды или годы угнетений: 1008-1010, 1029-1032, 1055, 1075, 1085, 1094, 1102-1103, 1111-1112, 1120, 1132-1133, 1155, 1162-1163, 1176, 1185-1186, 1191-1192, 1210-1212, 1219-1220, 1231, 1237, 1259, 1264, 1270, 1278-1279, 1283-1284, 1299, 1311-1312, 1329, 1334, 1351-1354, 1359-1360, 1380, 1392, 1406, 1424, 1457-1458 гг.» [Колчин, Черных, 1977]. Таким образом, годы угнетений выделены в общей сложности по 4360 индивидуальным дендрокривым. В интервале 1000-1500 годов выделено 35 угнетений длительностью от 1 до 4 лет. Всего 56 «угнетенных» лет, что составляет 11,2% от общей длительности охарактеризованного ими временного интервала. Средний интервал между угнетениями составляет 14 лет. На основе угнетений Новгородская дендрошкала увязана с дендрохронологическими данными, полученными по результатам раскопок в Пскове, Орешке, Кореле, Белоозере, Полоцке, Торопце, Смоленске и Мстиславле.

Считается, что Новгородской дендрошкалой охарактеризован интервал, начиная с 884 года. Но угнетения выделены только в интервале, начиная с 1000 года. Почему? Ответ на этот вопрос мы уже дали. Дендрохронологическое и радиоуглеродное обоснование возраста нижних археологических слоев Новгорода на Волхове (якобы 10 век) выполнено некорректно [Тюрин, 2007, Радиоуглеродное датирование]. Этим решена задача приведения его археологии в соответствие с летописными свидетельствами о Великом Новгороде, который основан в 10 веке (тоже якобы). Другими словами, дендроданные ранее 1000 «новгородского» года, попросту говоря, отсутствуют. Наверно, следует сказать прямо. Участок Новгородской дендрошкалы ранее примерно 1000 года, скорее всего, сфальсифицирован. Но, возможно, здесь мы имеем дело с неосознанным подтягиванием фактических данных под требуемый результат. Такое тоже возможно, но маловероятно. Верхний предел периода, охарактеризованного угнетениями, – 1500 год, вызывает сомнения. Последняя сохранившаяся мостовая датируется 1462 годом. Последнее угнетение приурочено к 1457-1458 годам. Скорее всего, авторы публикации [Колчин, Черных, 1977] просто увеличили интервал, охарактеризованный угнетениями, на 39 лет. Об этом свидетельствует и длительность интервала без угнетений, составляющая 42 года, при среднем 14 лет. Мы примем, что выделенные угнетения характеризуют период 1000-1461 годов.

 

3. Климатические сигналы в древесине можжевельника

На сайте [Лаборатория дендрохронологии] приведены результаты исследований патологических структур в древесине можжевельника сибирского на Полярном Урале. Патологические структуры являются результатом летних заморозков и длительных похолоданий. То есть в можжевельнике записаны климатические сигналы. Ими охарактеризован период 1400-2000 годов. Хронологическая привязка климатических сигналов выполнена по годовым кольцам можжевельника. Авторы публикации [Можжевельник] считают, что самые сильные летние заморозки на Полярном Урале связаны с крупнейшими вулканическими извержениями в различных регионах Земли. Нами выполнено [Тюрин, 2007, Датирование, МЛП]сопоставление климатических сигналов, записанных в древесине можжевельника, и кислотных маркеров извержений вулканов в слоях гренландского льда разреза GISP2. В пределах точности привязки кислотных маркеров (для соседнего с GISP2 разреза Dye 3 погрешность привязки кислотных маркеров для стандартного отклонения составляет +/- 7 лет) часть годов с летними заморозками действительно соответствует годам извержений вулканов. То есть здесь мы имеем дело с глобальными климатическими сигналами, сформированными извержениями вулканов.

 

4. Сопоставление дендрохронологических данных

Мы приняли, что угнетения Новгородской дендрошкалы характеризуют период 1000-1461 годов. При хронологическом сдвиге шкалы на плюс 391 год, это соответствует 1391-1852 годам. По годовым кольцам можжевельника в этом интервале зафиксировано девять климатических сигналов: 1466, 1573, 1601, 1610, 1667, 1708, 1783, 1797, 1811 годы. Восемь из них – летние заморозки, и одно (1610 год) – длительное летнее похолодание. Пять из девяти сигналов соотносятся с угнетениями Новгородской дендрошкалы через хронологический сдвиг на 391 год:

 

1075 + 391 = 1466 год;

1210 + 391 = 1601 год;

1219 + 361 = 1610 год;

1392 + 391 = 1783 год;

1406 + 391 = 1797 год.

 

В графическом виде сопоставление климатических сигналов, выделенных по дендрокривым Новгородской дендрошкалы и в древесине можжевельника Полярного Урала, показано на рисунке 1.

 

 

 

Рисунок 1. Сопоставление климатических сигналов, выделенных по дендрокривым Новгородской дендрошкалы [Колчин, Черных, 1977] (синие точки) и в древесине можжевельника Полярного Урала [Лаборатория дендрохронологии] (красные кружки). Климатические сигналы Новгородской дендрошкалы сдвинуты на плюс 391 год. Точечным прямоугольником отмечена область перекрытия массивов данных.

 

5. Обсуждение результатов

Мы предположили, что климатические сигналы, записанные в древесине можжевельника Полярного Урала, являются глобальными. Если это так, то эти же сигналы должны быть записаны и в дендрокривых Новгородской дендрошкалы. Простейшее формальное сопоставление двух массивов данных показало, что это предположение соответствует действительности. Искомые сигналы записаны в дендрокривых со сдвигом равным минус 391 год. В области перекрытия двух массивов данных совпали пять сигналов из девяти, записанных в древесине можжевельника. Специалисты лаборатории дендрохронологии не просто выделили климатические сигналы в древесине можжевельника. Они оценили и их относительную интенсивность. Три из девяти рассматриваемых сигналов контрастно доминируют по интенсивности. Они приурочены к 1466, 1601 и 1783 годам  [Лаборатория дендрохронологии]. Эти интенсивные сигналы проявились и на дендрокривых Новгородской шкалы.

Новгородская дендрошкала является плавающей, а сигналы в древесине можжевельника абсолютно датированы по годовым кольцам (они привязаны к живым растениям). Этим самым мы абсолютно датировали Новгородскую дендрошкалу. Особо отметим, что сделали это формально, путем сопоставления двух массивов данных, сформированных специалистами. Экспертно оцененная вероятность случайного совпадения массивов данных со сдвигом равным 391 год близка к нулю. При учете того, что ранее мы получили этот же результат датирования Новгородской дендрошкалы по естественнонаучным данным (шкала сдвинута на минус 391 год относительно ее реальных дат) [Тюрин, 2005, Абсолютное датирование] его можно принять как окончательный. Новгородская дендрошкала увязана с дендроданными, характеризующими археологию городов северо-запада Руси. Это автоматически сдвигает археологические даты по этому региону, попавшие в интервал 11- первая половина 15 веков, на плюс 391 год.

 

6. Вместо заключения

В этом году в Новгороде пройдут мероприятия, посвященные 1150-летию Великого Новгорода. Вероятность того, что следующий юбилей Великого Новгорода (скажем, 1175-летие) будет отмечаться не в Новгороде на Волхове, мы оцениваем как высокую.

comments powered by HyperComments
716 views


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 Голос: 5,00 из 5)
Загрузка...