ОБРАЗОВАНИЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В XVIII в.

I. Критика историографии “освоения Сибири” и образования Российской империи.

Традиционно считается, что “освоение” Сибири европейцами (“русскими”) началось при Иване Грозном. Однако эта “история” с середины XVI и до начала XIX в. шита белыми нитками.

Что нам говорит традиционная история, например, о присоединении Сибири к Московии? До середины XVI в. Московия, в целом, мирно сосуществовала с Сибирским ханством. А затем хан Едигер якобы в 1555 г. добровольно признал вассальную зависимость от Москвы, разорванную затем в 1572 г. его преемником ханом Кучумом. После “покорения Казани” и “присоединения Астрахани” Иван Грозный якобы дает купцам-промышленникам Строгановым “за их особые заслуги” грамоты на владение землями по р. Тобол. На свои деньги Строгановы нанимают шайку разбойников (600, по другим данным 840 “вольных казаков”) во главе с Ермаком Тимофеевичем, которые в 1581 г. “проникают” в Сибирское ханство и побеждают хана Кучума, завоевав в 1582 г. его столицу г. Сибирь (17 км. от нынешнего Тобольска), она же Кашлык (т.е. зимовье, ср. также кишлак и, например, англ. castle). При этом сам Ермак героически погиб в бою в 1585 г. (по другим данным утонул, переплывая Иртыш в железном панцире). Кучум же после поражения “бежит в Ногайскую Орду”, где преспокойно живет, по крайней мере, до 1598 г. (Сам же г. Сибирь прекрасно существовал еще и в XVIII в., в частности, отмечен на французской академической карте 1706 г.).

Вслед за весьма сомнительной историей частной экспедиции Ермака, любая последующая реальная экспедиция гражданских “первопроходцев” в Сибирь в XVII в. в официальной историографии считается “присоединением новых земель к Московскому государству”, как будто туда ранее не ступала нога человека. Это “столбление сибирских участков” XVII в. как две капли воды похоже на “освоение” Америки: аборигены (индейцы ли, коренное ли население Сибири) — дикари, поэтому появление “белого человека” (первопроходца, миссионера) на их земле – это уже акт присоединения. “Исторический календарь для школьников — десять веков российской истории” (составители В.А.Алексеев и В.В. Степанов, Донецк, ИКФ “Сталкер”, 1996 г.) вообще утверждает, что в 1633 г. (!) к Москве была присоединена вся Сибирь вплоть до Камчатки. На этом “завоевание Сибири” в XVI в. заканчивается, а следующая волна ее освоения начинается в конце XVII в. – после казни Степана Разина в 1671 г. и присоединения Камчатки в 1697 г. (это традиционная дата “присоединения Сибири”). Между тем, известная экспедиция Хабарова в Забайкалье, только основала, как считается, Албазинский (1651 г.) и Нерчинский (1653 г.) остроги. Албазинский острог затем был срыт “по требованию китайцев” в рамках Нерчинского договора 1689 г., однако при этом граница “России” с “Китаем” оставалась до 1858 г. “крайне неопределенной”.

Однако на русской карте Евразии, изготовленной, скорее всего, в Сибири около 1710 г. (Петербург уже показан на карте, но столицей еще указана Москва), четко определенная государственная граница между Московией и Сибирью проходит примерно по меридиану Мезень — Пенза.

И на французской карте 1706 г. (издание французской Академии Наук) восточная граница Московии с Сибирью проходит от Белого моря по р. Мезень, далее на юг, пересекая Северные Увалы и Волгу у Нижнего Новгорода, далее вверх по Оке до Касимова (а не вниз по Волге до Астрахани!), от Касимова по меридиану на юг до Богучара на Дону. Слева от Богучара вверх по Дону Московия граничила с казацкими землями, т. е. с Диким Полем, а в промежутке Тула – Калуга с Воротынью. При этом известно, что ни Дикое Поле, ни Воротынь налогов и податей Московии не платили, т.е. были независимы.

Вниз по Дону до впадения Северского Донца проходила граница Сибири и Дикого Поля. Междуречье Дона и Волги и Северный Кавказ занимала Черкассия, а междуречье Дона и Днепра относилось к Крымскому ханству. Расположенные к востоку от меридиана Мезень-Пенза Черкассия, Астраханское царство, Булгарское княжество, Казанское царство, княжества Вятка, Пермь, Зыряния и Югория официально входили в Сибирскую конфедерацию, а не в Московию. Вся территория за Уралом от нынешнего Гурьева до Верхнеуральска и далее к востоку до слияния Зеи и Амура былавообще не зависима ни от Сибири, ни, тем более, от Московии. Столицей этой Независимой Татарии был Сарайчик — нынешний Гурьев, якобы только основанный в 1740 г. Выше него по р . Яик располагалась казацкая крепость Кош–яицк (т. н. “Яицкий городок”).

Известная бурная реформаторская и завоевательная деятельность Петра I совершенно не обращена на восток – в Сибирь. И реальное государственное“освоение Сибири” начинается не ранее 1760 г., когда Елизавета Петровна милостиво разрешает помещикам “ссылку крестьян на поселение в Сибирь в зачет рекрутского набора”. Этот указ прямо говорит о стимулировании колонизации Сибири и совершенно аналогичен одновременному с ним распоряжению английского короля Георга III, касающемуся колонизации Индии и Канады. При этом, хотя в полном титуле императрицы Елизаветы (по состоянию на 1752 г.) и фигурирует “царица Сибирская”, но вся Сибирь еще считается одной (!) губернией.

Само произношение титулов “царь” (фр. czaar), “царица” — не русское, а иудейское (вместо фонетических вариантов кайсар, кайзер, кесарь или цезарь) и означает “наместник” (см. статью “Древнее и средневековое население Европы и его правители”). Поэтому-то романовы и ввели понятие “царьправославный”, создав свою церковь в Московии. Поэтому в титуле Елизаветы, как и в титуле Петра I с 1722 г., понятие “императрица” (т.е. повелительница) относилось только к территории изначальной Московии романовых (т.е. “Всея Руси”), а ее наместнические, а отнюдь не владетельныеправа в Сибири, Казани или Астрахани, признанные султаном, обозначались как “Царица Казанская, Астраханская и Сибирская”.

И Екатерина II в своих “Записках”, описывающих ее воцарение в 1762 г., называет в числе 10 своих начальных губерний единственную закамскую – Сибирскую. Перечень губерний Екатерины II в 1762 г. представляет особый интерес и по другой причине. Вот что она пишет в 1791 г. : “Вся империя была разделена на следующие губернии: Московская, Нижегородская, Казанская, Астраханская, Сибирская, Белогородская, Новогородская, Архангелогородская, Санктпетербургская, Лифляндская, Выборгская, Киевская; Малую Россию, т.е. Новгород Северский и Чернигов ведал Гетман”. В оригинале слово “следующие” зачеркнуто и сверху написано “токмо десять”. Если не считать за губернию Малороссию, которой “ведал Гетман”, то губерний перечислено 12, а не 10. Даже если учесть, что отдельной Выборгской губернии не было (это часть СПетербургской), то их оказывается (до собственноручного исправления Екатериной числа) все равно на одну больше, чем в действительности, а именно: в 1762 г. Белгородской губернии, как и при Елизавете, еще не было. Самой южной, Азовской губернии, заявленной в 1708 г. Петром I, также не было, поскольку Азов в это время принадлежал Турции. Белгородская губерния, которую упомянула Екатерина в 1791 г., появилась в составе Российской империи только после 1770 г.!

О том, что граница Московии и Сибири пересекала Волгу под Нижним Новгородом не только в 1706 г. (как показано на академической французской карте), но еще и в 1762 г., свидетельствует сама романовская история: в начале своего правления Екатерина II по примеру Петра I объезжает своивладения, совершая поездку по Волге от Твери до Симбирска (а не до Самары, Саратова или Царицына, не говоря уже об Астрахани!). При этом сопровождающих ее в поездке иностранных послов не пускают даже в Нижний Новгород и под благовидным предлогом отправляют назад. Про Нижний Екатерина пишет, что местоположение выгодное, но сам город ужасен, про посещение Казани в отчете о поездке Екатерины не упоминается, а по поводу Симбирска она пишет, что там “слишком многие дома в закладе”. Этот отрезок путешествия резко контрастирует с описанием “парадного” участка пути: о ликовании народа при встрече с императрицей, например, в Костроме и в Кимрах. В Ярославле Екатерина не только общается с народом, но и “творит суд”: по жалобе купечества отстраняет от работы губернатора, хотя Ярославской губернии как таковой еще не существует. (В Ярославле Екатерина могла уволить только Нижегородского губернатора.) Из этой поездки видно, что взаимотношения Московии с Казанью и Астраханью резко отличались от отношения Московии к подчиненной ей Нижегородской губернии.

А вот уже после казни Пугачева в 1775 г., покорения Крыма, Северного Кавказа, Сибири и окончательного поражения Османской империи в войне 1787-1791 г., к концу правления Екатерины II, губерний действительно становится аж 50, а численность податного населения (это 90% всего населения) возрастает с 5.4 млн чел. в 1725 г. до 32.6 млн чел. в 1795 г., т.е увеличивается в 6 раз! При среднем за последние 400 лет демографическом коэффициенте размножения 1.25 ± 0.01 (без учета чумы 1771 г. и потерь в беспрерывных войнах) и числе сменившихся за промежуток в 70 лет поколений, равном 4, естественный прирост должен был бы привести к численности населения около 13.5 млн чел.

Иными словами: с 1760 по 1795 г. Екатериной была завоевана территория с крепостным населением численностью [32.6 – 5.4 (1.25)4 ]/ 1.252 = 12.4 млн чел., т.е. с более чем вдвое превышающим то, что было в царствование Петра! Это и есть примерная численность покоренного населения Левобережной Украины, Центральночерноземной и Южной России, Северного Кавказа, Казахстана и Сибири вместе взятых в середине XVIII в.

Собственно говоря, Сибирь вошла в состав Российской империи окончательно только при Павле I, когда в 1798 г. была создана Российско-Американская компания во главе с Резановым для управления североамериканскими колониями, в том числе Алеутскими островами (присоединены в 1766 г) и Аляской (около 1790 г.), которые затем были проданы США уже при Александре II в 1867 г.

Для того, чтобы восстановить реальную картину, сначала следует присмотреться к тому, кем и как создавалась история “освоения Сибири”. А история эта начала создаваться для романовых (как считается, не ранее 20-г годов, а точнее, во второй половине XVII в.) именно семейством Строгановых в виде “Строгановской летописи”, которая и легла в основу всех прочих “Сибирских летописей” – Есиповской, Кунгурской, Ремезовской и др., писавшихся в XVIII — XIX вв. (т.н. “портфели Миллера”, собранные в 1733-1743 гг. и послужившие основой для его книги “Описание Сибирского Царства” 1750 г. и последующей Истории Сибири”).

Строгановы проделали свой путь “из грязи в князи” будучи банкирами остзейского “дома Романовых” (аналогично семействам Медичи при римских Папах и Фуггеров при Габсбургах). Сами Строгановы пишут, что они родом из “поморских хрестьян”. При этом Строгановы – отнюдь не русские, аинородцы, поскольку в 1722 г. Петр I сразу трем братьям Строгановым – Александру, Николаю и Сергею жалует титул “барон”, который Петром был специально введен исключительно для инородцев – преимущественно выходцев из Восточной Пруссии, которая также называлась Остзейским поморьем. Известно также, что и правописание фамилии Строганов колебалось (например, часто встречался и вариант “Строгонов”). Возможно, это было связано с тем, что родом они были с реки Streu (откуда и Streugen, полабское Строгон) из окрестностей г. Галле (историческая область Франкония в Восточной Германии), т.е. происходили из франконских купцов, имевших привилегии беспошлинной торговли. (Добавим, что во всем мире известно любимое блюдо Строгановых – “бефстроганоф”, т.е. “мясо по-строгановски”. Рецепт приготовления мяса, нарезанного маленькими продолговатыми дольками – этовосточногерманский (полабский) рецепт. В окрестностях Галле, Лейпцига и Дрездена вас и сегодня накормят мясом, нарезанным именно так.)

rossiy

В юбилейной книге “Государи из Дома Романовых, 1613 — 1913” (изд. И. Д. Сытина, М., 1913 г., далее обозначена как ГДР, прим. Авт.) сказано, что практически ничего не известно ни о составе Собора 1613 г., ни о ходе его. Известны только два разноречивых экземпляра “грамоты об избрании Михаила Романова на царство” и грамота, адресованная Строгановым, в которой новоиспеченный царь и Собор просят Строгановых: “хотя теперь и промыслов убавьте, а ратным людям жалованье дайте, сколько можете”. Это совершенно недвусмысленно говорит о том, что власть Романовых держалась на бердышах и пиках ратных людей (т.е. наемников, поскольку “ратными” в русских летописях называли чужих воинов) и… на деньгах Строгановых.

Строгановы дали денег и на написание красочной истории, призванной обосновать законность романовского правления в Московии и преемственность их власти от “рюриковичей”. Это в буквальном смысле красочная история, поскольку известна “строгановская школа” иконописи и миниатюр XVII в. (братья Савины, Чирин, Истома, Москвитин и др.). По заказу романовых строгановские мастера-художники во второй половине XVII в. иллюстрируют лицевые своды летописей в духе никонианских реформ. Немаловажным для написания строгановско-романовской истории было и то, что в руках строгановых было и производство гербовой бумаги: поэтому “подлинные” документы допетровской эпохи “обнаруживались” в XVIII в. именно в архиве строгановых (в том числе, и Г. Ф. Миллером в Сибири), причем часть “царских грамот” XVI в. уже тогда была признана подделкой (предмет полемики Миллера и Татищева).

Заслуги строгановых в финансировании романовых приводят их и в высшие слои государственной власти. Петр I за развитие военной промышленности жалует дворянство Григорию Строганову (1656 – 1715), объединившему в своих руках все владения строгановых, а затем и его сыновьям – баронство. Внук Григория Александр Сергеевич Строганов (1733 – 1811) получает от Екатерины II графский титул, становится членом Государственного Совета, президентом Академии Художеств. И ясно, почему: последний этап сочинения традиционной истории России, происходит именно в период 1775 – 1795 гг., причем, как будет показано ниже, под непосредственным руководством и при деятельном участии самой Екатерины II. (Часть этой работы, связанной с созданием истории “Древней Руси” Екатерина поручила А. И. Мусину-Пушкину, “собравшему большую коллекцию древнерусских памятников литературы”.) На основе этих материалов и пишет в дальнейшем свою “Историю” Н. М. Карамзин.

Фактологический разбор источников по истории завоевания Сибири подробно проведен, в частности, в книге Р. Г. Скрынникова “Сибирская экспедиция Ермака” (Новосибирск, Наука СО, 1986 г.). Подлинные документы об экспедиции Ермака, как считается, “погибли”, а выписки из них сохранились только в позднейшей Погодинской летописи (не ранее конца XVII в.). В своей же книге Р. Г. Скрынников отмечает не только целый ряд хронологических нестыковок в существующих источниках, но и прямую перелицовку сибирскими летописями, например, византийских событий, взятых из “Московского Хронографа” 1512 г., с заменой их на московскую смуту 1612 г., при этом противостояние византийцев и болгар заменяется на противостояние поляков, с одной стороны, и москвичей с немцами (!) с другой. При этом автор книги, находясь в плену традиционной романовской истории, никак не комментирует даже более удивительные вещи, чем “московско-немецкий” союз в Москве в 1612 г.

Например, в Погодинской летописи описывается, как после падения г. Сибири (Кашлыка) привозят в Москву взятого в 1585 г. в плен “царевича Маметкула” (племянника хана Кучума и главнокомандующего войсками Сибирского ханства): “привезоша ж царевича Маметкула, и по государеву указу встреча ему была честна, и пожаловал ему государь царь и великий князь Федор Иванович многим жалованием, потом же и служилых людей”. Скрынников пишет по этому поводу: “Достоверность сведений о встрече Маметкула подтверждается тем фактом, что сразу после прибытия в Москву Маметкул уже в ноябре 1585 г. назначается воеводой полка левой руки в походе против шведов”. Это означает что пленный главнокомандующий противника производится в собственные генералы, да еще на уровне командующего армией против другого противника. Такое могло быть в то время только в одной-единственной армии – в Великоордынской.

Другой бывший злейший враг Московии, внук Кучума Алей (Араслан Алеевич) участвует вместе с русским ополчением (!) в освобождении Москвы для романовых, за что Михаил ставит его царем в Касимове. Сын Кучума Алтынай с 1608 г. также служит в Москве Шуйскому, а потом и Михаилу Романову, вследствие чего и до сих пор существует город, названный в его честь. Примечательно также, что все сибирские ханы свободно говорят по-русски, а пишут исключительно по-русски.

Далее Скрынников пишет буквально следующее: “В 1595 г. царские воеводы вошли в устье Яика (ныне р. Урал) и выстроили там острог. (Город Кош-Яицк или, как его называли при романовых, Яицкий Городок, переименованный в 1775 г. Екатериной II в Уральск, основан в 1584 г., т. е. ужесуществовал, когда туда пришли “царские воеводы”. Прим. Авт.). В конце концов попытка московских эмиссаров утвердиться на Яике потерпела такую же неудачу, как и попытка занять Раздоры в низовьях Дона. Царский городок на Яике простоял несколько лет, а затем московское правительство распорядилось снести его и отозвало гарнизон за Волгу” (курсив мой. Прим. Авт). Гарнизон Российской империи в переименованном Уральске появился только в 1775 г. Это прямо говорит о том, что до 1775 г. реальной романовской государственной власти там не было. История романовых также проговаривается, что, например, “Якутский городок”, (нынешний г. Якутск, основанный в 1632 г.), был “самочинно захвачен казаками” в 1672 г. Казакам пришлось захватывать построенный ими же “городок” по одной-единственной причине: чтобы выгнать оттуда непрошенных посланцев Московии.

Легендарная биография “покорителя Сибири” Ермака Тимофеевича весьма похожа на не менее легендарную биографию другого Тимофеевича — Степана Разина (Стефана Рагузина, см. статью “Великая узурпация”), с той только разницей, что, согласно Скрынникову, Москва якобы в 1636 г. (а скорее, не ранее 1671 г., т. е. после казни Разина) санкционировала упоминание о Ермаке как о “верном царевом слуге”, а не о разбойнике. Знаменательно, чтоЕрмак Тимофеевич называется в некоторых летописях как Герман (!) Поволжский, что весьма правдоподобно, поскольку начальное “йе” в имени Ермак передает именно ге с палатальным “г”, т.е. первоначальная форма прозвища Ермак — Германик. Отчество Тимофеевич намекает на связь обоих героев с наследниками Тимофея, т.е. Ивана III.

Не менее важен и такой вывод Скрынникова: “Вольные казаки пришли в Сибирь с мечом, но не с крестом”. Побежденных казаки заставляли присягать на веру так: целовать окровавленную кривую саблю (т.е. полумесяц). Это – великоордынская присяга. Например, в 1621 г. султан послал “кровавую саблю” польскому королю Сигизмунду, требуя целования ее в знак отказа от притязаний на Москву (Вести-куранты. Приложение 1. 1600-1631 гг. М..: Наука, 1982). Обычай целовать саблю – янычарский (гвардейский) обычай  сохранялся в России при посвящении в гусары до XX .

Полумесяц со звездой до XVI в., скорее всего, был исключительно имперским военным, а не мусульманским символом, которым он стал не ранее 1603 г., когда султан Ахмет I впервые сделал мусульманство основной религией Османской (бывшей Византийской = Боснийской) империи. Знак креста , по всей вероятности, до того же XVI в. был колониальным символом – им отмечали завоеванные земли и переписанное население (аналог сегодняшнего ИНН!), причем в некоторых местах буквально: новорожденным вырезали крестик на лбу. От этого переписно-учетного исходного значения (а не христианского!) до XX века сохранился обычай неграмотных вместо подписи ставить крестик. (Вероятно, и “звезда Давида” первоначально означала принадлежность не к “евреям”, а к учетчикам, книжникам, которых в Единой империи до 1453 г. освобождали от военной службы и других повинностей. На оттисковой части печати, приписываемой Ивану Калите с одной стороны изображена “Звезда Давида”, а с другой – буддийский символ бесконечности. Креста как символа на печати вообще нет. На ликовой части печати – старец, осеняющий двуперстием (указательный и средний пальцы), образующим символ мудрости, от которого произошел и нынешний знак о’кей, только на печати большой палец образует кольцо не с указательным, а с безымянным. Москва (греч. Мосха) была при Иване Калите, скорее всего, одновременно и центром христианства, и “городом Моисея” (патриарха Мосоха), и главной Мечетью (Моска, первоначальные башни Кремля = минареты, ср. меноры = сторожевые, сигнальные башни кельтов, маяки, ср. также манить).

О том, что до романовых современного православия как государственной религии на Руси не было, свидетельствует, в частности, следующее: первый в русской истории город, получивший христианское имя – это город Святого Михаила Архангела, нынешний Архангельск, который получил это имя с подачи тех же строгановых в 1613 г. в честь воцарения Михаила Романова, а до этого назывался Новые Холмогоры (основан в 1597 г.). Названия сел типа Спасское, Троицкое, Рождественское, Воскресенское и т. п. – все более поздние. (Для сравнения: и названия католических городов в честь разнообразных святых с приставками Сан-, Санта-, Сент- появляются только со второй половины XVI в., причем, в основном, в Новом Свете.) Если бы Собор избрал не “православного русского боярича” Мишу Романова, а “католического польского королевича” Владислава или “мусульманского татарского царевича” Алея, выдвигавшихся в альтернативые кандинаты на царство, то сегодня не только официальная церковь в России была бы соответственно совершенно иной, но и мировое устройство в целом.

Сибирь же до XVII в. была практически полностью языческой. И после этого времени в религиозном отношении она остается весьма пестрой, поскольку всегда была прибежищем всех, кого преследовала официальная церковь. Особенного внимания заслуживают староверы – их обычаи и обряды в значительной мере соответствуют первичной монотеистической религии, из которой произошли все остальные основные современные конфессии. Их религия, по сути – иудеохристианство. Это и была преобладающая религия в Московии до 1658 г., когда усилиями сначала патриарха Никона (мордовского уроженца, возмечтавшего стать “православным” Папой), а затем, после низложения Никона, бежавших из Византии безработных “греческих патриархов” на соборе 1667 г. она стала “греко-кафолической” в противовес как римско-католической, так и мусульманской.

II. Реальная история создания Российской империи.

Для того, чтобы правильно понять историю “освоения” Сибири и Южной России, да и историю образования Российской империи в целом., необходимо начать с обстоятельств прихода романовых к власти в Москве. Отметим лишь несколько моментов.

Во-первых, история Бориса “Годунова” и смуты 1606-1613 гг. первыми романовыми полностью искажена, чтобы обосновать законность их прихода к власти в Москве.

Во-вторых, Федор Романов еще в 1598 г. прекрасно понял, какую роль может сыграть своя церковь на примере Царя Бориса, поставившего в 1589 г.своего “первого московского патриарха” Иова (т.е. Иегову-Яхве). После первого, неудавшегося заговора против царя Бориса у постриженного в монахи Филарета не было другого пути к власти, и он становится яростным ревнителем “православия” – по сути, создает свою церковь. (О том, как Федор Романов (Филарет) стал патриархом и основал свою династию см. статью “Великая узурпация”.)

В-третьих, клан Захарьиных-Юрьевых-Романовых в начале XVII в. истребил младшую ветвь Ордынской династии Ивана III (“рюриковичей”) руками потомков старшей ветви (“гедиминовичей”, т.е. “литовцев”): князей Хованских, Воротынских и Мстиславских, натравливая на них и друг на друга возможных конкурентов из военной среды: таких же отдаленных родственников династии, как и сами Романовы, т.е. Шуйских и Голицыных (см. статью “Европейская опричнина”).

В-четвертых, романовы пришли к власти под популистским лозунгом “соборности”, т. е. обещали сохранение конфедеративного устройства, местничества, служилых привилегий военных, т.е. казаков, и веротерпимости, обещая лишь “третейский” патронаж своей церкви. Эта идея абсолютно аналогична идее Британской империи Генри Тюдора и неосуществленной идее создания Папской империи в Западной Европе. Ни о каком “самодержавии” царя тогда и речи не было. Сын патриарха Филарета Михаил Федорович без папы не подписывал ни одной бумаги целых 20 лет, пока папа не умер в 1633 г.

В-пятых, Борис Федорович, т.е., по-гречески, Северный Богоданный (Теодор, англ. Тюдор) “Годунов” не только не был ничьим вассалом, напротив: в 1574 –1598 гг. он был вторым лицом по значению, а в 1598 -1605 гг. главой Ордынской династии, т.е. Верховным Ханом — Иоанном (по Э. Бенвенисту –Hwanah), что признавали и турецкие султаны (т. е. Южные), и крымские, астраханские, казанские, сибирские и прочие ханы, цари, кесари, базилевсы и игемоны-сигизмунды.

Знаменательно, что именно в период 1574-1605 гг. никаких “набегов татар” на Москву не было. Наоборот, когда Борис “призывал” крымского хана, то тот немедленно являлся по его приказу, как, например, Бора Газы Гирей (иначе Бора Казы Кирей), во время боярского заговора в Москве в 1591 г. (Обратите внимание на это уникальное прозвище-титул крымского хана: наместник-судья Царя Бориса!). А вот романовы, захватившие в 1613 г. власть в Москве, оказались вассалами главного наследника Орды — Османской империии оставались ими, по крайней мере, до 1720 г., что традиционная историография тщательно скрывает.

Более того, до 1700 г. Московия регулярно платила дань “крымскому хану”, т.е. Орде (ГДР). Именно по этой причине русские цари именовались по-боярски: Михаил Федорович, Алексей Михайлович и т. д. вплоть до 5 ноября 1720 г. Этот день можно по праву считать “Днем независимости Московии от Турции”, благодаря заключенному русско-турецкому “вечному миру”. После достигнутой с султаном Ахметом III договоренности о разделе Персии, Петру 22 октября 1721 г. преподносится титул Императора. С этого момента царь Петр Алексеевич, собственно, и становится Петром I, причем этот егоевропейский титул признает только Турция, а отнюдь не Европа. (Одновременное вступление в Персию русских и турецких войск с двух сторон началось в мае 1722 г., после чего и состоялся запланированный раздел Персии между Россией и Турцией по Константинопольскому договору 1724 г. Аналогичным образом два века спустя в 1939 г. состоялся такой же запланированный раздел Польши между СССР и Германией).

В истории царствования Петра I есть и еще два малоизвестных, но весьма важных момента. 7 мая 1722 г. он торжественно короновал жену Екатерину Императрицей и сделал ее престолонаследницей, но через два месяца разорвал свое завещание и вопрос о престолонаследии так и остался открытым до смерти Петра. Причиной этому была супружеская измена Екатерины с камергером, носившим роковую для Петра фамилию Монс. Монса Петр приказал казнить в присутствии Екатерины, ее же – простил. Романовские историки пишут, что он слишком любил ее. И это правда, но еще не вся правда.

Дело в том, что с 1715 г. Петр страдал простатитом, и ему, имевшему до этого немало “матрес”, с 1717 г. врачи категорически запретили половую жизнь. Одинокой Екатерине, вступавшей в бальзаковский возраст, подставили красавца Монса: это был сильнейший диверсионный удар по Петру после трагической, и также инспирированной истории с его сыном Алексеем. Западная Европа смертельно боялась ожидавшегося тогда западноевропейского похода Петра в союзе с Карлом XII и с Турцией. В предусмотрительной Флоренции тут же возникла и бурно расцвела “Этрусская Академия”, причем этруски стали открыто называться предками русских (после смерти Петра “этрусская волна” немедленно улеглась).

Но Петр простил Екатерину не только потому, что любил ее. Екатерина спасла ему жизнь, выкупив в 1711 г. во время Прутского похода у великого везиря Османской империи право выхода Петра с малочисленной армией (38000 чел.), оставшейся, к тому же без припасов, из окружения подавляющей по численности турецкой армии (135000 чел. в собственно турецкой армии Мехмет-паши плюс 50000 в армии хана Крыма.). Петр, попав в безвыходное положение, испытал унижение гораздо более сильное, чем после Нарвы или первого Азовского похода: по Прутскому трактату 1711 г., а затем и по Константинопольскому договору 1712 г., он не только вернул Турции все свои азовские приобретения, но и признал себя вассалом султана, обещав впредь без согласования с Турцией не предпринимать походов на юг, в том числе и на Крым. Только мужество и преданность Екатерины помогли ему пережить этот удар, а такие вещи не забываются. За это Екатерину прозвали спасительницей царя и армии, а сам Петр сразу после возвращения из неудачного похода женился на ней уже не тайно, а официально, наградив при этом орденом Андрея Первозванного. Чтобы как-то уменьшить ущерб своему престижу, Петр сразу после возвращения из окружения переносит столицу из Москвы в недостроенный еще Санкт-Петербург.

25 ноября 1714 г., по случаю трехлетия своего освобождения, Петр в честь жены учредил “Орден Святой Великомученицы Екатерины”. Это былвторой учрежденный орден в русской истории – первый, Орден Андрея Первозванного, был учрежден в 1698 г. в память о не менее важном для Петра событии: о подавлении “стрелецкого бунта”. (Третий, последний орден, учрежденный Петром I уже в 1722 г., после признания императорского титула Петра султаном — это орден Св. Равноапостольного Князя Александра Невского.)

После смерти Петра, султан Ахмет III, соблюдая договор, не отрицал, в отличие от Западной Европы, императорского достоинства Екатерины I, а затем и внука Петра I — Петра II. Но в 1730 г., когда Петр II умер “от перемежающейся лихорадки”, янычары свергли Ахмета III, а поставленный ими новый султан Махмуд I отказался признать императорский титул пришедшей к власти в России Анны Иоанновны и последовавшей через десять лет за ней Анны Леопольдовны, почему они никогда и не именовались официально “Анна I” и “Анна II”. Елизавета Петровна, “дщерь Петрова”, не воевавшая с Турцией, стала более или менее “общепризнанной” императрицей только в 40-х годах XVIII в., когда ее титул признали, наконец, Англия, Франция, Австрия и Испания. Польшу заставила признать свой титул лишь Екатерина II уже в 1764 г., когда ее войска стояли в Пруссии, а на польский трон она посадила своего фаворита Понятовского.

Но полноправной императрицей, полностью независимой от Турции, сделал Екатерину II только разгром российскими войсками под командованием П. А. Румянцева турецкой армии под Рябой Могилой, Ларгой и Кагулом в 1770 г. с одновременным разгромом турецкого флота в Чесменской бухте, с которых начались стремительные черноморские завоевания Российской империи. Это предопределило и дальнейшую военную экспансию Российской империи в Сибирь, когда, после разгрома войск Пугачева Суворовым в 1775 г., присоединения Крыма в 1783 г., потемкинских и суворовских побед в русско-турецкой войне 1787 – 1791 гг., и определилась, наконец, Российская империя в своих южных и восточных границах, а после последующего окончательного раздела Польши в 1793 г. – и в западных.

С учетом вышесказанного, история “освоения” как Сибири, так и Юга России предстает совершенно в другом свете, нежели это трактуется традиционно.

Московия Михаила Романова была достаточно куцым образованием, ограниченным в южной части, по сути, нынешним Золотым Кольцом России: в частности, на западе Тверью, на юго-западе Вязьмой и Можайском, на юге и юго-востоке Каширой и Коломной, на востоке — Нижним Новгородом. Кроме отдаленных Англии, Нидерландов и Персии, избрание Михаила Романова на царство другие государства либо вообще не признали, в частности: Польша-Литва (Речь Посполита), Крымское ханство и Османская империя в целом, либо проигнорировали (например, Франция, Венеция, Дания). Вена, как столица Священной (Римской) империи, была заинтересована в Московии исключительно как в неком потенциальном союзнике против турок.

При этом и в Вене, и в Москве, и в Османской империи нанимали на военную службу казаков – профессиональное сословие бывшей единой империи (Великой Орды = Византии). Нанятые казаки, подчинявшиеся приказам из Москвы, назывались “царским войском”, т. е . были “хорошими казаками”, не подчинявшиеся же – “разбойниками”. Аналогичное двойственное отношение к казакам было и в Вене, и в Стамбуле. В России такое двойственное отношение гражданской власти к казачеству сохраняется и до сих пор.

Утверждение вышеупомянутого “Исторического календаря”, что в 1633 г. к Московии была присоединена “вся Сибирь до Камчатки”, как и нынешняя официальная дата присоединения Камчатки (1697 г.) — ложь: Сибирь до второй половины XVIII в. по-прежнему считала Москву столицей Белой Руси, т.е. Ордынской столицей, а не столицей романовых, захвативших власть в Москве. Никаким указам из Москвы в Сибири не подчинялся никто, кроме московских посланников в “острогах”, а сил и средств на завоевание не то что Сибири, а даже Заволжья у романовых еще не было. Им для этого еще предстояло завоевать Черноземную Россию и Причерноморье.

II. 1. Реальное завоевание Юга России и Поволжья при Екатерине II.

Весь XVII в. романовы якобы воевали с “Польшей”, т.е. реально с Белой Русью = Литвой, в своей же историографии часть этой войны они отнесли в XVI в. как войну Ивана Грозного с “Литвой”. В борьбе с Польшей-“Литвой” активно использовался мотив борьбы за православие против “униатов”. И Москва, и Варшава безуспешно пытались либо единолично покорить Белую Русь = Литву (т.е. Ордынскую “Древнюю Русь”), либо разделить ее между собой. Московско-варшавские распри из-за дележа Белой Руси закончились со смертью Сигизмунда III (1632 г.) и Великого государя и патриарха Филарета (1633 г.) Поляновским миром 1634 г., по которому граница между романовской Московией и ордынской Белой Русью – Литвой проходила с северо-запада на юго-восток по линии Псков – Вязьма – Можайск – Коломна и далее вниз по Оке до Нижнего. Романовы сначала пытались привлечь на свою сторону ордынское казачество при молчаливом попустительстве общего сюзерена – Османской империи, главным объектом военных действий которой была католическая Европа. В частности, казаки гетмана Остраницы в 1638 контролировали земли от Чугуева (нынешняя Харьковская область) до Азова, включая Ногайский шлях от Рязани до Нижней Волги, что в романовской истории описано как создание “засечной черты от Ахтырки (под нынешним Харьковом) до Уфы”.

Эта была граница кратковременного союза Белая Русь — Московия с Крымской и Ногайской Ордами, конторолируемая при этом не Москвой, а казакамиБелой Руси: Ахтырка (Ак-Тырь, т.е. Белая Башня) – Белгород — Уфа (Белатырь, т.е. та же Белая Башня). Союз Москвы с казаками просуществовал очень недолго: в частности, казаки гетмана Остраницы “ушли из Московии”, т.е. отказались подчиняться Москве. Например, после крепостнического Соборного Уложения (1649 г.) в 1655 г. “бело-русские” (т. е. ордынские) казаки выгнали московского воеводу из построенного в 1647 г. поселка Царёв-Алексеев, а поселок переименовали в Новый Оскол, поскольку он был расположен неподалеку от ордынского Старого Оскола (известен с 1593 г.) и т. д.

Далее последовал опять-таки кратковременный союз Москвы с гетманом Левобережной Украины Хмельницким, который потом в Москве обозвали “присоединеним Малороссии”, а в советское время – “воссоединением Украины с Россией”.

В результате умелой политической игры видного московского политика Афанасия Ордина-Нащокина (т. е. Нащокина-Ордынского) на противоречиях внутри казацкой вольницы, а также за счет привлечения наемников и перестройки армии на регулярный лад, романовым в результате практически непрерывных войн с Белой Русью в 1638-1676 гг. удалось прирезать к Московии на юго-западе Смоленские и Новгород-Северские земли, а на юге и юго-востоке –нынешние заокские Тульские и Рязанские и Калугу.

Романовы пытались застолбить и территорию современных Воронежской и Тамбовской областей и взять под контроль Ногайский шлях. Тамбов считается основанным романовыми в 1636 г., а юго-восточная пограничная крепость Пенза (это еще даже не Поволжье!) — в 1663 г. Между тем на зарубежных картах доекатерининского времени никаких Тамбова и Пензы и близко нет. Недаром гениальный Пушкин, говоря о событиях середины XVIII в., писал, что “Тамбов на карте генеральной кружком отмечен не всегда”. Романовские же крепости Данков (в нынешней Рязанской обл.), Воронежец и Синбирск, якобы тогда существовавшие, на карте 1706 г. отмечены как разрушенные. Зато рядом, в Мордовии, в том же 1706 г. отмечен не только старинный г. Темников на р. Мокша (с 1536 г., известен производством бумаги), но и г. Инсерат (с 1641 г.) на р. Инсар, переименованный при Екатерине II в Саранск.

Между тем мордовский Инсерат по-еврейски называется Насерат, т.е., по-русски, Назарет. Это – очаг средневекового иудаизма в России (не следует путать иудеев XVI — XVII вв. с “древними евреями”, т.е. армянами!). Название финно-волжской народности мордва означает “последователи Мардохея”, т .е главного “книжника” — хранителя Библиотеки-Вавилона Мардука (Мордухая). Два близкородственных языка мордвы, мокша и эрзя, отражают две разновидности населения Руси: мокша (она же Мокошь, т.е. Москва – последователи Мосоха-Моисея) — это просто обозначение городского населения(греческий языковый аналог мокши – кафаревуса) и эрзя, т. е., на языке идишРейзя, т.е. Русь, т.е. сельское население (греческий языковый аналог эрзя — димотика, см. также статью “Древнее народонаселение Европы и его правители”). Именно поэтому существуют мордовская и нижегородская деревни с потрясающим названием “Хананеевка”, т.е. место, где живут хананеи, т.е. земля ханаанская, т.е. земля Иоанна = Хана, сиречь земля русская, т.е. Земля Обетованная!

Именно при Елизавете началось, а при Екатерине II стало постоянным политическим методом “великое переселение” народов, например: половину жителей нижегородской деревни Хананеевки переселили в Мордовию – на землю обетованную, через овраг от мордовской деревни, так и появилась вторая Хананеевка. А рядом с русскими деревнями аналогично появлялись деревни переселенцев из Германии – например, в той же новозавоеванной симбирской земле деревня Юрманки (т.е. Германки). Да и теперь этнически русские иудеи – переселенцы из д. Ильинка после развала СССР лузгают привозные семечки в благоустроенной резервации в центре современного Иерусалима.

Местность в Поволжье, где живут мари, мордва и чуваши в XVI- XVIII вв. была не менее почитаемым центром религиозного поклонения, чем Кааба в Мекке, поскольку и туда, видимо, упали осколки крупного метеорита – “бел-горюч Алатырь-камень” из русских былин и сказаний. Этот алтарь-алатырь (т.е. “божий камень”) и дал название двум одноименным городам и реке Алатырь, притоку Суры. (Тех, то родом с Суры, называли Ас-суры, иначе айсоры, т.е. ассирийцы). Нынешний поселок Васильсурск (известен с 1523 г.) был царским городом: он так и назван на зарубежных картах – Васильгород, как иЧебоксары, который назывался Саба-чар, или Саба-цар (фр. Sabaczar, он же Шепушкар, он же Савский Царь). Название г. Йошкар-Ола означает “Старый бог”, Искер-Алла. Официальное название народа мари в Российской империи до 1918 г. “черемисы” означает “чародеи, колдуны, волхвы” (ср. также г. Чермоз в Пермской обл.).

Вот как проходила колонизация правого берега Волги ниже Саратова: в 1627 г. донскими казаками основан Черный Яр (Черногор); при попытке Алексея Михайловича завоевать Поволжье были заложены крепости – Красный (Светлый) Яр (1667 г.) и Дмитриевский (1668 г., переименован в г. Камышин в 1780 г.); после удачного второго Азовского похода Петра в 1700 г. – Соленое Займище (Чари) и только в 1720 г. – с. Безродное (нынешний Ахтубинск). В 1733 г. Анна Иоанновна пригласила 1757 семей донских казаков “на вольное поселение” между нынешними Волгоградом и Камышиным (Дубовка, 1734 г.). При Елизавете аналогичным образом закладываются в 1742 г. Енатаевка и 1746 г. – казачьи станицы на правом берегу Волги. В 1743 г. из переселенцев с Кавказа создается Дубовское казачье Войско. Астраханская губерния вообще появляется только в 1745 г. и включает, на первых порах, крепости Астрахань, Царицын и Саратов. А вот при Екатерине II в 1773 г. выходит указ о первых. “организованных поселениях” на Нижней Волге, т.е. озакрепощении вольных казаков, а после разгрома “Пугачева” в 1776 г. создается Астраханское Войско из новых переселенцев на бывших вольных землях старых поселенцев. (“Исторические путешествия”, Краевое изд. “Сталинград”, 1936, стр 26.)

Народы Поволжья вошли в состав Российской империи отнюдь не добровольно, о чем свидетельствует их активное участие в “восстаниях” Разина и Пугачева, т.е. население этих мест в московско-ордынских войнах было, в основном, на стороне Орды. Это было и не православное, и не мусульманское население, в частности, татарское слово сабантуй означает “субботний праздник”, “субботний пир”, это эквивалент еврейского шабесасубботы, которыйдо XVII в. и по-русски был выходным днем, днем ничегонеделанья, т.е. неделей. В этот день “синие люди” — земледельцы (“русь”) не пахали, “красные люди” — воины (казаки- янычары-татары) не воевали, а пировали, а “белые люди” — жрецы-волхвы-иудеи молились: кто Богу единому, а кто разным богам. Вот и вся религия XVI — XVII вв.

Насильственное же насаждение Московского православия в XVII в. вызывало протест исконно мирных угро-финских племен. Не менее резкий протест вызывала и крепостническая политика Московии, причем не только у народов Поволжья, но и у населения русского Черноземья, донских и черкасских казаков (т.е. Литвы-Белоруссии и Ногайской Орды). История с захватом донскими казаками Азова в пользу Московии в 1637 г. с последующим предложением “принять его под руку Москвы” и якобы отказом Собора (!) от такого приобретения полностью вымышлена. Центральночерноземная Россия порвала с Москвой практически уже в 1648 г. (“соляной бунт” и пр.). Абсолютистское романовское “Уложение”, принятое на Соборе 1649 г., представителями Юга России кроме оружейной Тулы, где стоял гарнизон наемников, было отвергнуто. В итоге разразилась Московско-Ордынская война, описанная как “восстание Степана Разина”. В результате этой войны, тульские и рязанско-воронежские земли остались за православной Москвой, а земли к западу от Воронежа (т.е. Слободская Окраина) — за православной же Белой Русью.

Естественно, что при этом мотив борьбы “православных” с “униатами” выдохся, поэтому Петр, придя к власти, чтобы развязать себе руки, секвестировать церковные богатства на военные нужды и привлечь иноверцев, избавился от “православного флага” в борьбе с Центральной Россией и фактически отменил патриаршество уже в 1700 г. (Официально отменено в 1703 г. и восстановлено только в ноябре 1917 г. в результате сделки Ленина с православной церковью, которая обещала помочь большевикам деньгами. Когда же требуемых денег не дали, Ленин настолько разозлился, что приказал уничтожить “поповство под корень”.)

Казань и Астрахань были автономны, хотя и находились по географическим причинам в вассальной зависимости от Московии, которая при этом сама все еще оставалась в вассальной зависимости от Османской империи и Крымского ханства. Известно, что дань Крымскому хану Петр перестал платить только в 1700 г. — после удачного второго Азовского похода и закрепления контроля над Ногайским шляхом. На карте 1706 г. Сарай-Бату (т.е. г. Царица) на острове Ахтуба в дельте Волги обозначен как разрушенный, а напротив него на правом берегу Волги расположилась крепость Царица (нынешний Волгоград), построенная в 1615 г. и перенесенная туда из Сарай-Бату в 1589 г. (!) Ниже на той же Ахтубе в 1706 г. еще преспокойно существовал якобы давным-давно разрушенный г. Берке, т.е. Новый Сарай хана Берке!

Из романовской истории известно, что реформой Петра I в 1708 г. было образовано всего 8 губерний, из которых “Киевская”, “Азовская” и “Сибирская” не имели территориального деления. При этом ГДР вынуждена пояснять, что “граница между Киевской и Азовской губерниями проходила приблизительно по тульскому меридиану, поскольку земли, соответствующие романовской Харьковской губернии XX в. в XVIII в. еще “не были заселены” – и это в черноземной-то зоне России! Это – явная ложь романовских историков, поскольку эта территория до 1765 г. называлась Слободской Окраиной и быласвободной территорией “служилых казаков – однодворцев”, т. е. базой потомственного военного сословия Ордынской империи (они же пресловутые и ненавистные Петру “стрельцы”).

“Азовская” губерния Петра I в 1708 – 1711 гг. включала земли вокруг Ногайского шляха по линии Воронеж — Тамбов — Азов. “Киевская” губерния Российской империи состояла тогда из самого Киева, бывшего с 1648 г. спорным городом, и узкого коридора к нему через Чернигов, т. к. севернее была “польская Литва”, а южнее – еще одна часть Малороссийской Орды: Запорожская Сечь, позднее (в 1775 г.) ликвидированная Екатериной с принудительным переселением запорожских казаков на Кубань. Это более или менее известная часть великодержавной историографии России.

Петровская же “область тульского меридиана” (он же московский мередиан), прежде всего включала знаменитый Муравский шлях. Традиционная история твердит, что обе основные сухопутные торговые трассы по водорозделам рек с Юга на Север — Муравский шлях от устья Днепра до Верховьев Оки (с ответвлением от г. Изюм) и Ногайский шлях, служили до XVIII в. только для “набегов крымских татар, угонявших русских в рабство по 150 – 200 тысяч в год”. Это ложь.

Как свидетельствуют зарубежные карты, до 1765 г. Муравский шлях — важнейший великоордынский торговый путь проходил по территории практически независимого от Москвы и Петербурга Воротынского княжества (Воротыни) со столицей в г. Воротынь т.е. “ворота в Орду”. В составе этого княжества были и доныне существующие старинные (и какие!) русские города (на современной карте с северо-востока на юго-запад): Перемышль (традиционно основан якобы в 1147 г.), Козельск (1146 г.), Лихвин (с 1565 г., ныне г. Чекалин), Белев (1147 г.), Болхов (с XIII в.), Мценск (1147 г.), Орел (1566 г.), Кромы (1147 г.), Рыльск (1152 г.), Курск (1036 г.), Путивль (1146 г.). Пограничные с Воротынью города: на западе Мосальск (в Московии), на юго-западе Полтава (в Запорожской Сечи), на северо-востоке Тула в Московии, на востоке Новосиль и на юго-востоке Белгород (оба в Слободской Окраине). Вся территория южнее Воротыни – междуречье Днепра и Дона также на входила в состав Российской империи, а оставалась ордынской — вольной казачьей конфедерацией (Дикое Поле).

В 1707 г. Петр I предпринял силовую попытку подчинения независимых Воротыни и Слободской Окраины, не признавших ни “отмену местничества” регентшей Софьей (“хованщина” 1682 г.), ни аналогичную реформу Петра I (“стрелецкий бунт” 1698 г.). Войска Петра под командованием Ю. В. Долгорукова вторглись на территорию Воротыни (Верховских княжеств) под предлогом “сыска беглых крестьян”, но были наголову разбиты. В романовской истории это описывается как “восстание верховских казаков под руководством К. Булавина”. В 1708 г. Петр двинул на Дон в обход Воротыни 32000-ную армию В.В. Долгорукова. И эта армия ничего не смогла поделать ни с Воротынью, ни со Слободской Окраиной – ей удалось в 1708 г. на короткое время захватить село Ливны и объявить его своим городом. Ордынские войска не только освободили Ливны, но перешли в наступление на Восток, причем заняли нынешний Камышин и Царицын на Волге, осадили Саратов и Азов. Петр вынужден был искать перемирия, поскольку для неговажнее было разгромить шведские войска на Украине. Ордынских же казаков заставило подписать перемирие предательское убийство в Черкасске их Верховного атамана К. Булавина агентами тайной канцелярии Петра. Реальное положение вещей здесь не может скрыть даже официальная история.

В романовской историографии допетровских времен город Курск, в частности, упоминается только мельком среди 30 городов, в которых в 1648 г. вспыхнуло восстание против романовых, при этом другие города Черноземной России не упоминаются вовсе. Вероятнее всего, именно в это время лидеры Черноземной России (Слободской Окраины), в том числе князья Воротынские, сохранявшие до поры до времени нейтралитет относительно московско-варшавских “разборок”, отказались подчиняться Москве. Написанные позднее биографии этих князей перемещены романовыми в XVI в., где сначала “хороший” Михаил Воротынский доблестно сражается за Ивана Грозного, а потом ставшего “плохим” изменника Михаила Воротынского якобы казнят в 1572 г. Также и ярославский князь Андрей Курбский (с. Курба находится в Ярославской обл.) превращается сначала в не менее доблестного сподвижника Ивана Грозного, а затем бежавшего в “Литву” (т.е. Воротынь) “предателя”. Реального последнего князя Воротынского, возможно, действительно казнили, но только на 200 лет позже: 10 января 1775 г. на Болотной площади в Москве.

Воротынь – это область к югу от Калуги слева от мередиана Тулы. Часть Слободской Окраины (обозначенная на французской карте 1692 г как “Окраина”), т.е. справа к югу от тульского меридиана также не принадлежала романовым до 1769 г. А это практически вся территория современных Орловской и Липецкой, части Курской, Воронежской, Луганской, Белгородской, Сумской и Харьковской областей со столицей в г. Белгород (основан якобы в 1237 г.), с городами Сокольск (якобы с XIII в., в 1779 г. переименован Екатериной II в Липецк), Лебедянь (с XVI в.), Острогожск (1652 г.), Валуйки (1593 г.), Изюм (1591 г.), Царёв Борисов (1600 г., ныне Луганск), Ахтырка (1641 г.), Суджа (1664 г.), Сумы (1652 г), Фатеж и Обоянь (середина XVII в.). В официальной истории эта территория якобы до Ивана Грозного была “захвачена Литвой” (т.е. Лтавой – Полтавой), и именно он вернул эти земли “под руку Москвы”.

Не менее интересно, что старинный город в самом центре Черноземной России, Елец (1146 г.), на академической французской карте 1706 г. обозначен как Галич (Galicz), т.е. точно так же как и Галич-Костромской. (На этой карте в обоих случаях зафиксировано взрывное произношение начального “г” ичокающий вариант северного произношения концевого согласного, как и в названии г. Мценск: Moschenecz. На карте 1692 г. (составитель H. Iaillot) Елец и Галич-Костромской обозначены с передачей южнорусского палатального начального “г” и цокающего курского произношения: Ейлац (Еylatz, ср. также Эйлат в Израиле) и Галец (Galetz), соответственно, ср. там же Мценск: Mochiensk.) Не исключено, что нынешний Елец и есть знаменитый Галич“Древней Руси”. Именно в этом городе войсками Суворова был в конце 1774 г. арестован Пугачев и этапирован в Симбирск, а оттуда по Волге – в Москву — этаким кружным путем, а не напрямую, на север, потому что военное сопротивление в Центральной России еще продолжалось! (Только после этого времени, в частности, князья Даниил Галицкий и Даниил Московский окончательно стали разными персонажами “екатерининской редакции” истории России, разнесенными во времени и пространстве.)

Романовские историки пишут, что Российская империя “ничего не приобрела по Белградскому миру 1739 г., хотя Анна Иоанновна устроила пышный праздник по этому поводу и раздала много наград генералам и офицерам (ГДР)”. На самом деле Российская империя приобрела, и приобрела много…русских и украинских земель, выторговав у Турции право заселять территорию нынешних Луганской, Донецкой и Ростовской областей и даже части Кременчугской области в Правобережной Украине. Здесь опять был вытащен флаг защиты “православных единоверцев”. Сюда для закрепления власти романовых еще при Анне Иоанновне стали переселять на военизированное поселение сербов из Сербии: левобережное поселение в истории получило название Славяносербия с центром в Бахмуте (ныне г. Артемовск), а правобережное – Новая Сербия с центром в Новомиргороде.

Из сербов, в частности, в 1753 –1764 гг. были сформированы 2 гусарских и 2 пикинерских полка, стоявших на рубеже Слободской Окраины (Белой Руси). Об этом до сих пор свидетельствует название г. Рубежное на границе нынешних Донецкой и Луганской областей. (В дальнейшем “сербский” принцип переселения был неоднократно использован для переселения казаков на земли других казаков и иноплеменных ордынских образований и в XIX в. (“Область Войска Донского”, “Кубанское казачество”, “Азовское казачество”, “Терское казачество”), и в XX в. (при Сталине).

На западной границе Слободской Окраины располагалась “Малороссия”, бывшая автономной до 1764 г., пока Екатерина II не упразднила и ее автономию, и гетманство, обманув надежды фельдмаршала гетмана Г. Разумовского. Королем в Польше Екатерина поставила милого ее сердцу Станислава Понятовского, а в тылу у него, в Пруссии, на всякий случай стояли войска Екатерины. Польше самой вообще грозила потеря независимости, что вскоре и произошло.

Сегодня, при желании, можно восстановить и как изменялась граница справа от тульского меридиана между романовскими Московской и Азовской губерниями и неромановской (ордынской) Центральной Россией. Одна точно определяемая северная точка этой границы до 1769 г. — это Калуга на границе Московской губернии. Далее к юго-востоку — Ораниенбург (с 1778 г. — Раненбург, ныне г. Чаплыгин Липецкой обл.), основанный Петром в 1702 г. и ставший пограничным пунктом после Азовского похода Петра в 1700 г. Еще далее граница шла по линии Тамбов – Воронеж, затем к востоку отордынских Нового Оскола, Ельца, Острогожска и Валуйков. Ни в допетровское время, ни Петр I и его преемники после 1707 и вплоть до 1770 г. не смели идти походом из Москвы с улицы Ордынки на юг напрямик по Муравскому шляху – все походы были в обход Ордынской Центральной России.

Все города Воротыни были на картах до 1768 г., все они есть и на современной карте, кроме одного-единственного… самого стольного города Воротынь у слияния рек Упа и Ока! Почему? Потому что этот ближайший к Москве русский ордынский город был стерт с лица земли по приказу Екатерины II после 1769 г. Именно после покорения Воротыни и захвата хранившихся там регалий князя Георгия Даниловича 26 ноября 1769 г. Екатерина II “изволила возложить на себя знаки Ордена Св. Великомученика и Победоносца Георгия”, т.е. стала первым георгиевским кавалером. (Вернее, первой дамой. Первымкавалером этого ордена стал, естественно, покоритель Воротыни — Суворов.)

С покорения Воротыни и началась победоносная для Российской империи русско-турецкая война, в которой главными героями стали П. А. Румянцев, В. М. Долгоруков, адмиралы Г. А. Спиридов и С. Г. Грейг и, конечно же, непобедимый А.В.Суворов. Далеко не случайно, что в районе прежнего г. Воротынь сейчас в Тульской области есть город, носящий имя коренного москвича шведского происхождения Суворова.

А .В. Суворов был и остается единственным исторически реальным непревзойденным и непобедимым полководцем всех времен и народов. Войска гениальной императрицы Екатерины именно под его руководством победили Великую Орду, причем как ее же прежним тактическим оружием (“татарским танцем”, “казачьей лавой”, “римским каре” и т. д.), так и принципиально новой стратегией и тактикой сухопутного боя, изложенными в его блестящей книге “Наука побеждать”. Суворов также был образцом военного человека – человеком чести, слова, присяги, абсолютно бескорыстным и неподкупным (все это — ордынские идеалы!) и беспощадным к несдающемуся противнику: “Если противник не сдается — его уничтожают”. Типичный суворовский ультиматум (например, при осаде Измаила): “24 часа для размышления и сдача – воля, первые мои выстрелы – уже неволя, штурм – смерть.”.

Ему выпала судьба стать главным полководцем императрицы-завоевательницы Екатерины II, покорившей огромное пространство – от Кракова до Владивостока и от Балтики до Кавказких гор и Тянь-Шаня. Вот исчерпывающая характеристика, данная Суворову самой Екатериной в ее “Записках”: “Суворов очень мне предан и в высокой степени неподкупен; он без труда понимает, когда возникает какое-нибудь важное дело в тайной канцелярии; я бы желала доверяться только ему, но должно держать в узде его суровость, чтобы она не перешла границ, которые я себе предписала.” (курсив мой.Прим. Авт.)

Все и началось в тайной канцелярии: сначала при Анне Иоанновне начал исполняться план Петра по завоеванию Средней Азии и был вбит клин крепостей Оренбург – Орск (1735 — 1742 гг.) на границе Башкирии и Казахстана, затем при Елизавете Петровне военизированными сербскими поселениями в низовьях Дона и Днепра. Наконец, Екатериной II при активном участии Суворова, был разработан план окончательного уничтожения Орды и создания великой Российской империи. Историки не перестают удивляться, почему Екатерина II не отменила заключенный ее мужем и очень непопулярный в России мир с Пруссией и не добила Фридриха. Этот мир стал тактической уступкой Европе. Но стратегически это был весьма дальновидный ход: имея в виду дальнейшую аннексию Белоруссии-Литвы, части Польши, Украины, Крыма и расширения экспансии на юг и восток, гораздо лучше было иметь в тылу обессилевшую, но вынужденно-дружественную Пруссию, нежели находиться под постоянной угрозой открытия второго фронта в Западной Европе со стороны Габсбургов, Англии и Франции.

Екатерина, которая писала, что “муж ей безразличен, но не безразлична российская корона”, с поразительным хладнокровием и цинизмом не только блестяще провела операцию по захвату власти, она при этом максимально использовала своего недалекого мужа. В ее “Записках” сохранились написанные ею наставления-прописи для Петра III перед кончиной Елизаветы: что он должен сказать и в какой последовательности при вступлении во власть и коронации, какие бумаги подписать и какие первейшие указы издать. Это его руками она подписала нужный ей мир с Фридрихом, это его руками она провела свой указ о вольности дворянству, и его же руками она подписала популярный в народе, но гибельный для него указ о ликвидации тайной канцелярии. Вольность дворянства она, придя к власти, немедленно подтвердила и своим первым указом: для завоевательной политики опора на дворянство была крайне необходима. А вот указ о ликвидации тайной канцелярии был тут же отменен: фактически ее генштаб не прекращал работу по подготовке грядущих завоевательных войн.

После ликвидации автономии Левобережной Украины в 1764 г. и приведения к власти в Польше Понятовского, в 1765 г. со Славяносербского плацдарма выдвигаются войска и захватывается важный стратегический пункт Слободской Окраины – Изюм, который тут же получает статус города. С захватом Изюма была перерезана основная ордынская транспортная артерия – Муравский шлях.. Швеция, шляхетство Польско-Литовского королевства, не признавшее Понятовского, и Слободская Окраина, почувствовали серьезную военную угрозу со стороны Екатерины. При поддержке Турции и Крыма они образовали конфедерацию для защиты своих интересов и стали стягивать войска на Левобережную Украину. Тогда Екатерина, по предложению Суворова, приказала нанести упреждающий удар. В 1768 г. специально созданная отдельная бригада Суворова (аналог современного спецназа) молниеносно ударила сначала по самому северному флангу конфедерации: “рассеяла разрозненные отряды под Ландскруной” (посмотрите на карту, город-порт Ландскруна — это Южная Швеция!), затем отправилась на юг и разбила польскую армию Пулатовского под Замостьем (Восточнее Кракова) и, наконец, выйдя южнее Орла, в районе нынешнего г. Становой колодезь Орловской области, соединилась с сербскими полками елизаветинских гусар, вышедшими из Бахмута, отрезав путь из Воротыни на юг (Курская дуга!).

Отборные казачьи полки Воротыни оказались в окружении. Им предложили ультиматум: служить в екатерининской гвардии или умереть. Часть казаков сдалась, и из них впоследствии образовали 5 полков екатерининских гусар, другая часть предпочла смерть. Несдавшийся г. Воротынь был уничтожен. Развалины г. Крапивна можно видеть и сегодня. При разгроме “конфедератов” погиб и отец польского композитора Михала Огиньского. Позже всемирно известный минорный полонез Огиньского стал фактическим реквиемом по Орде. (Огиньскому принадлежит и мелодия польского гимна “Еще Польска не сгинела”.)

Все вышеперечисленные южнорусские ордынские города в традиционной истории относят к т. н. Верховским княжествам, “отошедшим от Литвы к Москве ко 2-ой трети XVI в.”. Никуда эти княжества не “отходили” — они были завоеваны Екатериной II. А вместо несдавшейся и уничтоженной Воротыни екатерининская история отправила в далекий 1238 г.… Козельск, ставший легендарным примером несгибаемой обороны “русских” от “татаро-монголов” Батыя.

После разрушения Воротыни точно так же, как и она, был снесен ордынский город Шарухань-Донец (иначе Сарухань, Сарынь), а на его месте якобы построен Харьков. И наоборот, якобы разрушенная столица Разина, так называемый “Кагальницкий городок”, а точнее, г. Кагальник при слиянии Северского Донца и Дона, прекрасно существовал под этим названием до 1779 г., пока его не переименовали в Константиновск по случаю рождения второго внука Екатерины II Константина. (Вообще все крупные города юга России и Сибири, “построенные” в XVIII в. – это, как правило, бывшие “казацкие городки”, переименованные Екатериной II.)

Сохранилась потрясающая по своей информативности карта Великой и Малой России картографа из Нюрнберга Иоханна Баптиста Хоманна (Ioh. Batist Homann. Tabula Geographica qua Pars Russiae Magnae, Pontus Euxinus seu Mare Nigrum et Tartaria Minor.) На самой карте дата не обозначена, но из ее топонимики нетрудно опредилить время составления – около 1770 г. (в частности, уже обозначен как город Изюм, ставший городом в 1765 г., появился Харьков, отсутствующий на карте Британской Энциклопедии по состоянию на 1768 г., но Орша и Мстислав еще у Польши, т.е. до 1772 г., Рязань еще обозначена как Переяславль-Рязанский (т.е. до 1775 г.), не построен Таганрог (1775 г.) и т.д.

На этой карте Великороссией (в отличие от Московии, которая в Великороссию тогда не входила!) называется вся Центральночерноземная зона Россииюжнее Оки, включая большую часть нынешних Калужской и Тульской областей, нынешние Брянскую, Сумскую и Харьковскую области, т.е. всю прежнюю Воротынь и Слободскую Окраину до слияния Дона и Северского Донца.

Великая Россия на этой карте поделена на две части: Севскую Оккупационную зону (Seviensis Exercitus) и Белгородское наместничество (Palatinatus Belgradiensis)! Севская Оккупационная зона расположена на юг от Лихвина (ныне Чекалин), включая Белев, Болхов, Брянск, Трубчевск, Орел, Кромы, Севск, Рыльск и Путивль. Все, что к востоку от этой зоны, отнесено к Белгородскому наместничеству, включая гг. Мценск, Курск, Белгород, Харьков, Сумы, Старый Оскол, Валуйки, Изюм и далее на северо-восток по рекам Богучар и Большой Чир, включая заштатную в то время крепость Воронеж. На юговосток от этой границы еще сохранялись земли донских казаков с городами Айдар (ныне Станично-Луганское) и Раздоры, которые по нижнему Дону граничили с также еще независимой в то время Черкассией. Граница с “Малой Ордой” в это время проходила южнее Черкассии, столицей которой был г.Бесминда (фр. Besinada, ныне Зимовники Ростовской обл., она же “станица Зимовейская”, т.е. “родина Разина и Пугачева”). Южнее Царицына земли еще контролировались “Гребенскими казаками” = Ногайской Ордой.

После оккупации Центральночерноземной России т.е. Великороссии и Малороссии, превращения Крыма в покорно ждущего решения своей участи вассала и первого раздела Польши экспансия Екатерины в 1773 г. развивается и на юго-восток — за Дунай, и на юго-запад в Прикаспийские земли и на Яик (Урал). В это время там и начинается четырехлетнее “восстание Пугачева”.

В 1777 г. войска Суворова вторглись в Крым и разгромили войска крымского хана Девлет-Гирея. По приказу Екатерины ханом был временно утвержден ее ставленник Шагин-Гирей, по сути дела готовивший аннексию Крыма Российской империей. Он и стал последним ордынским ханом в Европе (до 1783 г). О том, что сделала Екатерина с населением Крыма, можно судить хотя бы по двум следующим фактам. В 1783 г., после того, как Крым в течение нескольких недель был отрезан от всего мира, в нем осталось всего 60000 жителей (до этого там жило не менее полумиллиона человек)! Причем геноцид производился прежде всего против русских и православных: главе крымских христиан митрополиту Игнатию было предписано со всеми “христианами” переселиться на берега Азовского моря. В 1778 г. 31386 человек, включая всех монахов старейшего православного центра Крыма — Успенского монастыря (с ныне разрушенными минаретами!), эскортируемые войсками Суворова двинулись в путь – в свой последний путь, ибо следов этих пересленцев на берегах Азовского моря нет. Зато в результате “мирного присоединения” появились пустые безлюдные лубочные “Потемкинские деревни”.

Бывшие ордынские территории Центральной России, Украины и Причерноморья именно в это время становятся губерниями, а их города – уездными, например: Ефремов и Жиздра в 1777 г., Болхов в 1778 г., Богучар, Обоянь, Фатеж, Льгов, Щигры, Новый Оскол, Купянск, Бобров, Моршанск, Козлов (ныне Мичуринск) Лебедянь, Липецк (переименованный Екатериной II Сокольск), Дмитриев-Льговский в 1779 г., Саратов, Ардатов, Чугуев, Петровск в 1780 г., Дмитровск–Орловский в 1782 г., Бахмут, Богуслав в 1783 г. и т. д. Строится Таганрог (1775 г.), основываются Херсон (1778, город с 1783 г.), Берислав (1784 г.), а Новогородицк на р. Самара в нынешней Днепропетровской области переименовывается в том же 1784 г. в Новомосковск и т. д.

На месте г. Аксай появляется г. Ростов-на Дону, а на месте г. Туя – Калач-на-Дону. Названия “Ростов” (из Ярославской обл.) и “Калач” (из-под Воронежа) перенесены на Дон по названиям суворовских полков, громивших Слободскую Окраину.

После окончательного поражения Турции в 1791 г. стирается с лица земли не пожелавшая сдаться турецкая крепость Хаджи-Бей, а на ее месте в 1795 г. “основывается” Одесса. Крупный город Царев Борисов, который был известен по “допетровской” романовской редакции XVII в., но своим названием совершенно не вписывался в “екатерининскую” редакцию, в 1795 г. переименовывается в якобы только что основанный Луганск, уездными городами становятся Умань (1795 г.) и Сызрань (1796 г.).

Образованная Екатериной Екатеринославская губерния и Крым стали по елизаветинскому “сербскому” принципу усиленно заселяться “единоверцами”: армянами и греками, переселяемыми с Северного Кавказа, покорением которого занимался все тот же Суворов. (Крымских татар выселять стали позже — после присоединения Крыма.)

Еще один якобы основанный Екатериной в 1783 г. город — Екатеринослав (ныне Днепропетровск) – это переименованный после разрушения крупный ордынский город Кудак. Знаменательно, что сразу после смерти Екатерины в 1796 г. Павел I, чтобы не раздражать возмущенное до предела население завоеванной Екатериной Украины, переименовал Екатеринослав в Новороссийск. После убийства Павла I, Александр I вернул городу название Екатеринослав, а название Новороссийск получил основанный уже в 1838 г. нынешний город с этим именем. А вот г. Чигирин, якобы дваждыразрушенный московскими русскими и “хорошими казаками” во время Чигиринских походов 1667 – 1668 гг. преспокойно существовал и в 1692 г, и в 1768, а отнюдь не был “заново отстроен” в 1775 г. После падения Крымского ханства г. Кафа переименовывается в Феодосию (1783 г.). На месте гг. Балаклава, Инкерман и разрушенной Корсуни (она же Сары-Кермен, она же Корасон, т.е., по-испански и по-португальски Сердце, она же “древний Херсонес”, существовавший якобы за 1800 лет до этого) основывается в 1785 г. Севастополь. Это нас теперь пытаются убедить, что лучшая гавань Крыма мало использовалась крымчанами, а город Корсунь был заброшен с XV в. И в этом случае Павел I, который пытался хоть как-то смягчить кровавые деяния своей гениальной и ненавидимой им мамаши, переименовал Севастополь в Ахтияр (Александр I после убийства Павла немедленно отменил его указ.)

Несдавшаяся Корсунь была разрушена так же, как и Воротынь, и Сарухань, и Кудак. Только потрясающая уникальная красота султанского дворца с капельными фонтанами в Бахчисарае спасла его от уничтожения, благодаря заступничеству Потемкина. Сама же не просто столица, а система городовБахчисарай (т. е. Столица-Сад, он же Неаполь Скифский), несмотря на свои “Сады Семирамиды”, была ликвидирована. Также был практически полностью уничтожен и г. Султан-сарай. На месте разрушенной крепости Керменчик “основан” в 1784 г. Симферополь. Золотоордынский городКрыменда был практически сторт с лици земли, а построенный на его месте поселок назван Старый Крым. На месте разрушенных крепости Гезлёв (Козлов) и г. Сошалом в 1784 г. “основана” Евпатория. Название уничтоженной Корсуни перенесено на Херсон, основанный в 1778 г.

Все эти перемещения тесно связаны с сочинением екатерининской редакции “древнерусской истории”. Например, в Крым был помещен якобы “древнерусский” Сурож, который теперь отождествляется с Судаком. На самом же деле г. Сураж преспокойно существует и сегодня, но отнюдь не в Крыму, а в нынешней Брянской области. Этот литовский = белорусский город никак не вписывался в романовскую “русскую” историю, потому его название в польском произношении и “перевезено” в Крым, после присоединения Крыма в 1783 г. (Названия г. Судак (иначе: СудаСугдея), как и гг.Суджа (фр. Sosa), СуздальСузак в Киргизии, Сегед в Венгрии, а также “древних” Суз и Согда и т. п. означают “суд, судилище” от корня ххг — общего как для русских слов судказнькаяться, наказать, так и немецкого sondern, английского sentence “приговор” и castigate “казнить”, и для арабского кази (кади, судья), ср. также сказать, лит. sakyti, англ. say, нем. sagen и т. д. В Костромской области, кстати, до сих пор есть города — бывшие ордынские суды – в названиях которых присутствуют обе к/с фонетические формы: Судиславль, Судай и Кадый.)

Что касается истории покорения Северного Кавказа, здесь стоит выделить один особый момент. До сих пор историки ищут, где же была расположена легендарная столица Хазарского каганата г. Семендер. Только в конце XIX в. они с трудом установили, что она была где-то на северном Кавказе. Между тем найти местоположение этой еще одной разрушенной при Екатерине II ордынской столицы г. Семендер можно и сегодня. Семендер, персидскоеЗаминдар, означает “Землевладение”. И казаки, и кочевые племена зимовали в Сальских степях — там, где были зимние пастбища. Эти пастбища распределялись из естественного географического центра – уже упомянутой Бесминды – нынешних Зимовников (Ростовская обл.), т.е. “станицы Зимовейской” Разина и Пугачева, столицы Пятигорья, т.е. из г. Бес-минда, т.е. Семендера. Здесь же важно отметить, что Хазарский каганат как часть Великой Орды со столицей в г. Семендер существовал до второй половины XVIII в., а не затерялся в “древности”.

II. 2. Реальное завоевание Урала и Сибири.

До разгрома Европейской части Орды, т.е. ханств и казачьих республик Центральной России, Причерноморья, Прикаспия и Северного Кавказа, никакой открытой военной экспансии Российской империи – бывшей Московии — на восток, в Заволжье и быть не могло. По военной реформе Алексея Михайловича среди 9 разрядов (т.е. нынешних военных округов) за Волгой не было ни одного. Сибирский Приказ Московии имел функции департамента современного МИДа, т.е. за Волгой располагалось иностранное государство – Сибирское “Царство” — по сути, конфедерация отдельных “вольных казачьих” и “татарских” Орд, так и обозначенных на зарубежных картах до середины XVIII в. С 1644 по 1775 г. эти Орды частично находились в вассальной зависимости от Московии или от другой части бывшей Великой Орды — Манчжурии и обозначались на всех зарубежных картах того времени под общим названием Великая Тартария.

Сибирская губерния Петра I с центром в г. Си(н)бирске, основанном в 1648 г. как пограничная крепость, не имела подразделений, а ее восточными границами романовская история называет Синбирскую и Закамскую черты (т.е. границы “Казанского ханства”), причем пограничным городом была казацкая Белатырь на слиянии рек Уфы и Белой — именно так назывался казаками этот город, основанный в 1587 г., и именно так он обозначен на французской карте 1692 г. Ныне это – Уфа, официальное название которой появилось после разгрома войск Сибирского Царства Суворовым в 1775 – 1777 г. вместе с массовым переименованием других городов, которое было необходимо Екатерине II для написания “нужной” истории. Саратов (1590 г.) и Пенза (1663 г.), Оренбург и Орск (с 1742 г.), Павлодар (1752 г.) и т. п. до 1777 г. были фактически не городами, а крепостями-форпостами будущих завоеваний (вспомните грибоедовское: “К тетке! В глушь, в Саратов!”).

Примечательно, что в 1780 г. Синбирск был переименован в Симбирск. Почему же такое переименование было необходимо? Разница вроде бы небольшая, однако следует учесть, что в XVIII в. перед интервокальным “б” был носовой гласный. Сибирск, например, по-немецки произносился “Зинбирск”, поэтому он и обозначался на немецких картах как Sinbirsk, аналогично, например, английскому Mensen, обозначавшему г. Мезень. Так что и Синбирск, и Симбирск – это носовое произношение слова Сибирск, как и просторечные э(н)тотинци(н)денткомпе(н)тентный и пр.

Здесь стоит подробнее остановиться на древнейшей этимологии самого слова Сибирь, которую можно проследить, следуя методу Э. Бенвениста (см. статью “Древнее” и средневековое население Европы и его правители”.) Это слово, вероятнее всего, произошло от общего индоевропейского (и праславянского) корня ххръ (с носовым гласным), который присутствует, в частности, в словах херкурень и царь. Этот корень является расширением корня хх со значениями “свой”, “род”, откуда, после диссимиляции начального палатального х и нынешние русские кон, начатьчадосвойсам и т. д., а также угро-финские комисаамы и суоми. При параллельной диссимиляции не только начального х, но и носового гласного, образовались фонетические варианты къмъръ и съмъръ, а при дальнейшем придании взрывного характера сонорному “м” развились варианты интервокального м – мв — мб – б: 1) с начальным к: самоназвание кельтов кимры (кельт. cymry “товарищи”, кстати, в Удмуртии есть местечко Селты, обозначающее родину кельтов, а в Западной Сибири – г. Тара, историческая прародина шотландцев), кимвры (“германское племя”), киммерийцы (“фракийское племя”), кхмеры (в Юго- Восточной Азии), “древние” шумеры, греческие химеры, названия городов Кимры (Тверская обл.), Киммерик (якобы расположенный в древности на Керченском проливе, а, скорее всего, нынешний Темрюк на п-ове Тамань), Кембридж и т. д.; 2) с начальным с: город Самара и прежнее название Ханты-Мансийска – Самаро, р. Самара приток Волги и р. Самара приток Днепра, г. Самарканд, ассирийская царица Семирамида (Шаммур-амат, она же, возможно, и легендарная обская Золотая Баба), г. Самбор Львовской, и Чемеровцы Хмельницкой областей Украины и т.д. Поэтому и Сибирь, и Самараозначало одно и то же, а именно: “Царство”, т.е. Великая Орда от Дальнего Востока до Исландии. И японские самураи – это военная знать Самары, т.е. Сибири, т.е. Царства-Орды, равно как и их главнокомандующий – сёгун – это тот же каганхан и т. п. Белорусское сябры, южнорусское шабры – это первоначально название соседей-сибиряков. (Тот же смысл имеет и самоназвание коренного населения нынешней Самарии в Израиле – сабры. Иудеоправославная земля “Галич” и иудеомусульманская земля “Самара” – это прототипы библейских Галилеи и Самарии, составляющих Израиль, т.е.весь некатолический мир, в отличие от иудеокатолической Западной Европы, прототипа библейской Иудеи. Этим они отличаются от более ранних, языческих названий городов Евразии: угро-финского легендарного Туле и реальных гг. ТулаТалдомТалды-курган, французских ТуляТулузы и Тулона, испанского Толедо и пр., название которых происходят от корня тъл “вместилище”, ср. тело, притулиться, толпа, тыл, втулка, толстый и пр.)

Другое название столицы Сибири – Искер восходит к тому же корню ххр , что и слово Сибирь, и означает “старый, заслуженный”, как и аскераскар,оскар, и название поселка Эсхар около Харькова (бывшей Шарухани, т.е. Царь-Хани). И японская сакура означает “царская”, и чеченская Ичкерия. Да и английский эсквайр (англ. esquire, т.е. “царский слуга”) от того же корня, а не якобы от позднелатинского scutarius “щитоносец”. Это обозначение принадлежности к старой Ордынской гвардии, в отличие от янычар-юнкеров, т. е. “молодого войска” (ср. по-русски юная кара). Заслуженные полководцы и раньше селились возле столиц, и сейчас этот обычай сохранился в наших генеральских поселках.

Все это — наследие Великой Орды, как, по большому счету, и бывший СССР, и нынешние Россия, Китай, Индия, США, Бразилия, да и все прочие государства Евразии, Африки и Америки, исключая, разве что, Австралию. Сибирь же как мать цивилизации останется навечно, т.е. по-итальянски, по-испански и по-португальски sempre.

Почему же все-таки Ордынской “Организации Объединенных Наций” пришел конец? Глобальной причиной политических изменений, как и всегда, является экономика, а именно: появление в середине XV в. капитала и бурное развитие в XVI в. капиталистических отношений, которых не было в Орде, и которые послужили движущей силой ее распада. Традиционная концепция развития цивилизации – от первобытно-общинного строя через рабовладельчество и феодализм к капитализму принципиально неверна: и первобытно-общинные, и рабовладельческие, и феодальные отношения существовали с самого начала эпохи неолита — производительной деятельности человека разумного и существуют до сих пор. Их объединяет одно общее основное экономическое понятие – труд. И только с достижением такого уровня производительных сил, когда появился прибавочный продукт, возникло понятие капитал.

Допетровские романовы сначала занялись не развитием капиталистических отношений по английскому образцу, а укреплением своей династии путем насаждения бурбоновского абсолютизма, уничтожением свободного (“черносошного”) крестьянства путем раздачи земель своим дворянам-приспешникам и закрепощением крестьян. В 1649 г. Алексей Михайлович с уже послушным ему Собором приняли “Соборное Уложение”, в котором как раз окончательно и отменялись старые ордынские принципы “соборности” (казачий круг = курултай = дума), “веротерпимости” и какая-либо свобода крестьянина-производителя.

Для укрепления своей власти романовы остро нуждались в деньгах на содержание наемного войска. Но когда, пользуясь своим монопольным правом назначать цены, они в 4 раза повысили цену на важнейший стратегический продукт — соль, то тут же последовала резкая антимонопольная реакция, которая вошла в историю под названием “соляной бунт”. Бунт подавили, цены не снизили, но экономика неумолима: объем контрабанды соли с юга по Муравскому шляху немедленно возрос.

Сибирское же “Царство” в 1631 г. основывает крупнейшую в то время в мире Ирбитскую ежегодную ярмарку (г. Ирбит Свердловской обл. при впадении р. Ирбит в Туру), действовавшую до 1930 г., а по товарообороту занимавшую первое место в России вплоть до 1817 г., когда только открылась Нижегородская ярмарка. Через Ирбитскую ярмарку, в частности, поступал не только в Московию, но и во всю Европу весь китайский и индийский чай до начала XVIII в. Это в художественных фильмах внедрение нового напитка – кофе — объясняется прихотью Петра I следовать европейской моде. А дело-то в том, что в это время китайский чай в России оказался дороже бразильского кофе именно из-за монопольных цен Ирбитской ярмарки. И Петр I ничего не мог поделать с “непокорной” Сибирью военным путем.

И в смысле развития культуры Сибирь XVIII в. отнюдь не уступала Московии, а кое в чем и опережала ее. Например, история русского театра начинается не с любительской труппы Ф. Волкова в Ярославле в 1750 г., и не с открытия Императорского театра в Петербурге в 1756 г., а с постройки постоянно действующего театра в г. Тобольске, столице Сибири в 1705 г., т.е. на полвека раньше, чем в Европейской части России! Этот трехъярусный (!)деревянный театр, построенный старыми сибиряками, и о котором не знали в Петербурге при Петре I, прослужил без перерыва 290 лет почти до конца XX в., когда он был сожжен “новыми русскими”. Когда же при Анне Иоанновне в 1732 г. была установлена “правильная почта” между Петербургом и Тобольском, то выяснилось, что в Тобольске театр (и по репертуару, и по архитектуре зала) не уступает Венскому, а в Петербурге и близко ничего подобного нет. Потому стали искать самородков в Москве, а нашли, в конце концов – в Ярославле, поскольку там знали о Тобольском театре от очевидцев из-за Волги. А Петр I, так приветствовавший европейские новшества, о Тобольском театре почему-то не знал… Примечательно, что даже в конце XVIII в. будущий Российский император Павел I на императорском балу в Вене лихо отплясывал самый модный в то время европейский танец –татарскую (!) кадриль …

Зато экономическая экспансия Московии на Восток в XVII – XVIII вв. проводилась медленно, но верно – путем скупки и занятия явочным путем земель под заводы и горные разработки. Крупным экономическим изъяном России Петра I было отсутствие собственного золота и серебра. Горное узаконение Петра I от 2 ноября 1700 г. предписывало “на Москве и в других городах сыскивать золотых и серебряных и медных руд”. 10 декабря 1719 г. была опубликована “Горная привилегия” Берг-Коллегии: “соизволяется всем и каждому дается воля, какого б чина и достоинства он не был, во всех местах, как на собственных, так и на чужих землях – искать, копать, плавить, варить и чистить всякие металлы: сиречь – злато, серебро, медь…” (курсив мой.Прим. Авт.)

Петр I был человеком ума практического – и “золотая лихорадка” началась, да так, что уже в 1721 г. одна из больших золотых медалей в честь Ништадского мира была отчеканена “из злата домашнего” — это было первое старательское золото Нерчинского рудника. При общем закабалении народа, “золотая лихорадка” давала надежду не только на свободу, но и на зажиточность. Люди из крепостной Московии бросились в Сибирское Царство – за 50 лет до начала освоения “Дикого Запада” в Америке. В Сибирь в то время не ссылали, а засылали. А вот когда рудные места были захвачены, заводчикам было дано разрешение закрепощать любого “вольного старателя”, т.е. не имеющего “московской прописки”.

Таким явочным порядком строились заводы и рудники, охраняемые частной стражей строгановых, демидовых, ремезовых и пр. Так постепенно Сибирское “Царство” попадало в полную экономическую зависимость от европейской России. При этом иногда подкупом, а иногда и прямой ликвидацией местной знати (югорских и тюркских князей и казацких атаманов) или заменой их на пророссийских “воевод” теперь уже не Москва, а Петербург ставили под свой контроль земли на Восток от Волги, и, прежде всего, земли до Каменного (иначе Земного) Пояса, т.е. Урала.

Перенеся столицу из Москвы на Запад Петр прорубил не абсолютно географически ненужное “окно в Европу”, а окно из Западной Европы на Восток – и не в Москву, а в богатейшую Сибирь, тем самым и экономически, и политически привлекая сибирскую знать, традиционно враждебно настроенную к московским боярам. Его политика “кнута и пряника” в сочетании с привлечением воинствующей церкви для насильственного крещения “инородцев” понемногу продвигала его форпосты в Башкирию и на территорию Казахского ханства (оно же “древний” Тюркский каганат.)

Официальная история “добровольного” присоединения к Российской империи Младшего и Среднего жузов (родовых территорий) Казахстана весьма темна и сомнительна. По одним данным Младший жуз присоединился к Российской империи в 1731 г., а Средний “присоединялся” целых три года в1740-1743 гг., по другим данным оба жуза присоединились в 1732 г. О “добровольно-принудительном” характере присоединении свидетельствует дотла разрушенная столица ханства г. Манас у озера Зайсан, еще существовавшая на карте Британской Энциклопедии, изданной в 1771 г. (на этом месте теперь г. Зайсан). Да и Старший (главный) жуз Казахстана не случайно сопротивлялся романовым до 1869 г., объединившись с ханами Хивы, а потом Коканда для защиты от агрессии. В частности, в 1716-1717 г. войсками хивинского хана был полностью уничтожен направленный Петром I в Среднюю Азию 6000-ный экспедиционный корпус князя А. Бековича-Черкасского.

Реальная история этого “добровольного присоединения” связана с деятельностью известного дипломата И. И. Неплюева, бывшего Российским резидентом в Стамбуле в 1721-1734 гг. Усилиями Неплюева, в частности, был подготовлен уже упомянутый раздел Персии между Петром I и султаном Ахматом III. В 1730 г. он был непосредственным участником янычарского переворота, приведшего к власти Махмуда I. Однако Махмуд I, как известно, отказался признать Анну Иоанновну императрицей. Неплюев, чувствуя, что его карьера висит на волоске, стал убеждать Анну Иоанновну, что султан упрямится из-за персидских приобретений Петра. Он писал Анне Иоанновне, что “тамошний климат вреден для российских солдат”, поэтому предлагал вернуть Персии все захваченное ранее побережье Каспийского моря в обмен на невмешательство Персии в среднеазиатскую экспансию России, что и было сделано по Рештскому миру 1732 г.

Одновременно Неплюев договорился о совместных действиях с дружественным Ойратским ханом, который был вассалом Срединной (Китайской) Империи династии Цин, пришедшей к власти в Китае еще в 1644 г. вместо старой Ордынской династии при поддержке романовской Московии. После этой договоренности русские войска в 1731 г. двинулись на юго-восток и фактически оккупировали часть Казахстана, а ойратские войска стали терзать Казахское ханство с тыла. В этих условиях султан Младшего жуза (Западного Казахстана) Абулхайр был вынужден признать себя вассалом Российской империи. К 1740 г. под угрозой уничтожения уже оказались Средний и Старший жузы. В 1735 г. была основана крепость Оренбург, и тот же Неплюев стал наместником вновь образованной Оренбургской губернии с полномочиями карт-бланш. В 1743 г. Средний жуз сдался России, а Старший ушел под покровительство хана Коканда. Здесь была впоследствии основана новая столица Старшего Жуза — Ак-Мечеть (1820 – 1869 гг).

Примечательно, что этот город, переименованный после покорения в 1869 г. Старшего жуза в Петровск, при Советской власти получил свое выразительное нынешнее название – Кзыл-Орда! Воистину неисповедимы пути господни – действительно в 1925 г. уже существовала Красная Орда, т.е. СССР.

В целом романовское “освоение” Средней Азии как две капли воды похоже на “освоение” американцами индейского Дикого Запада, точно так же, как гражданская война между Севером и Югом в Америке во многом копирует екатерининское освоение Дикого Поля, т.е. Черноземной зоны России.

Сразу после завоевания Центральной России, Российская империя начала завоевывать Сибирь с юга: первый екатерининский город Сибири – Барнаул (1771 г.). Завоевательная политика Екатерины II и до этого не могла не тревожить Сибирь. Когда к 1772 г. крестьяне и казачество Центральной и Южной России почувствовало не вкус пряника в виде освобождения от крепостного права, обещанного “Великой, премудрой матерью Отечества” Екатериной в 1767 г. на открытии “Уложенной Комиссии”, а жестокость военного кнута, люди потянулись за Волгу, в Сибирь. Ситуацию в европейской России дополнительно обострила и вспышка чумы 1771 г.

В 1773 г. началась крупнейшая гражданская война XVIII в., вошедшая в историю как “восстание Пугачева.” По сути, в ней воевали две части прежней Руси-Орды: набирающая мощь европейская монархическая империя романовых и слабеющая азиатская ордынская федерация Сибири. Официальные документы об этой войне существуют, но до сих пор остаются за семью печатями. Также закрытыми остаются французские и британские архивы, касающиеся семилетней войны 1756-1763 гг. и войны за независимость США 1775-1783 гг. Уже одно это обстоятельство косвенно свидетельствует о справедливости высказанной сначала Г. Носовским и А. Фоменко, а затем развитой Г. Каспаровым концепции рассмотрения “Пугачевской войны” в контексте глобального передела мира и окончательного уничтожения Великой Орды.

В эту концепцию вписывается и борьба за бывшие ордынские колонии между английским и французским блоками в Семилетней войне, и военная колонизация Сибири после поражения армии Пугачева, и стремительная колонизация индейских территорий Дикого Запада в Северной Америке. Иными словами, промышленно развитые части бывшей Великой Орды превращали более слаборазвитые в свои придатки-колонии. И здесь в силу объективных географических причин совпали интересы монархической Российской империи и республиканских САСШ. Англия и Франция объективно были заинтересованы в колонизации Африки, в том числе, и за счет Османской империи, поэтому в первой русско-турецкой войне второй половины XVIII в. они были на стороне Росссийской империи. Старый ордынский Царь-Град потерпел поражение и не мог помочь отрезанной от него ордынской Сибири.

Сибирь была обречена на поражение и по внешним, и по внутренним причинам. Несмотря на то, что три четверти промышленных предприятий обеих частей России, относящихся, выражаясь современным языком, к сфере военно-промышленного комплекса, находились на территории Сибири, принадлежали они промышленникам Российской империи. Военно-промышленная машина ордынской Сибири работала на ее врага — имперскую Россию. Поэтому, когда население Сибири, воодушевленное освободительным манифестом Пугачева, захватило практически все оружейные заводы на Урале, то вместо немедленного увеличения производства вооружения и боеприпасов, восставшие стали разрушать заводы и рудники. Образованная Пугачевым Военная Коллегия просто не успела сразу взять под контроль военную промышленность.

Несмотря на это, Сибирь не только оказала серьезное сопротивление екатерининским войскам – войска Пугачева перешли в наступление, изолировав крепости Оренбург, Уфа, заняв (а, точнее, отстояв) часть волжских городов, включая Самару, а затем и Казань в июле 1774 г. Правительственные газеты Российской империи неоднократно сообщали: “Пугачев разбит и бежит”. Пушкин, изучая доступные материалы боевых действий 1773-1774 гг., написал об этом так: “Пугачев бежал, но бегство его казалось нашествием.”. Пугачев контролировал и Среднее Поволжье — Алатырь, Саранск, Пензу, Саратов.

Весь имперский план Екатерины оказался под угрозой. Пришлось прекратить успешно развивающуюся войну с Турцией. Официальная историография пишет, что “Турция при поддержке Англии и Франции сорвала мирные переговоры в 1771 г. после завоевания Российской империей Крыма, что означало конец войны”. Это ложь. Никаких серьезных переговоров не было, и конца войне ни в 1771, ни в 1772 г. не предвиделось. Екатерина совершенно не собиралась останавливаться в Крыму, поскольку известен ее генеральный план изгнания турок со всех занятых ими европейских территорий, включая Стамбул, и “воссоздания на них греческой империи”, во главе которой она позже мечтала поставить своего второго внука Константина. Англия и Франция до начала войны с Сибирью еще помогали не Османской, а Российской империи в рамках секретных протоколов, заключенных по завершению Семилетней войны: без этих протоколов, в частности, русская балтийская эскадра в 1770 г. не смогла бы беспрепятственно и неожиданно для турок пройти через проливы Эресунн, Каттегат, Скагеррак, Ла-манш и Гибралтар, выйти в Средиземное море, блокировать Дарданеллы и уничтожить турецкую эскадру в Чесменской бухте, а в 1772 г. Российская империя не смогла бы с Австрией и Пруссией разделить Польшу по своему усмотрению.

Воевать на два фронта оказалось невозможно даже после того, как Суворов в 1774 г. разбил османскую Дунайскую армию великого везиря у Козлуджи и открылась прямая дорога на Стамбул, о котором мечтала Екатерина. Вызванный в ставку Суворов предложил временно прервать войну с Турцией, самим пойти на переговоры и всячески их затягивать, пока он с отборными частями, снятыми с турецкого фронта не проведет спецоперацию по ликвидации штаба Пугачева.

Этот план и был осуществлен: маршевые полки Суворова отрезали под Ельцом-Галичем Пугачева (Воротынского? Галицкого? Курбского?) от его основных сил и уничтожили его штаб. Характерно, что в письмах к Вольтеру Екатерина называла Пугачева “маркизом” без кавычек. Это означает, что она признавала в нем иностранного дворянина, ибо титул маркиз во Франции давался инородцам — так же, как титул “барон” в России.

Дальнейшая судьба Пугачева и его ближайших соратников известна.Обезглавленную армию Сибири добивали на Урале еще три года. После этого завоевание Сибири проходило без неутомимого Суворова, который уже маршировал покорять Северный Кавказ и добровольно присоединять Грузию. Только после кавказских успехов Российской империи в 1783 г. Англия и Франция перестроили свою политику в поддержку ослабевшей Турции, поскольку у России открывался путь в Индию и Иран.

В период перемирия с Турцией 1775-1787 гг. Российская империя как раз успела планомерно завоевать практически всю Сибирь, разрезав ее на “дольки” и продвигаясь от опорных пунктов — крепостей в верхнем течении сибирских рек на север. Об этом свидетельствует стремительный рост количества губерний и городов, прежде всего, Урала и Западной Сибири: первым “послепугачевским” городом в 1775 г. стал Уральск, (т.е переименованный Кош-яицк, существовавший, по крайней мере, с 1584 г., а не какой-то заштатный “Яицкий городок”). Ногайский стольный город Сарайчик был полностью разрушен, а на его месте появился Гурьев. Затем последовали Усть-Сысольск, Глазов, Сарапул (1780 г.) и т. д.

Напротив, г. Вятка существовал под этим своим именем и раньше 1781 г. – так он указан на зарубежных картах и в 1706, и в 1692 г., а не под названием Хлынов (Хлыновский завод), равно как и Пермь (якобы бывшая дер. Егошиха, т.е. Егошихинский завод). Нынешний Верхнеуральск (переименован в 1781 г.) — бывший крупный булгарско-башкирский город Сбакарчик, именно так и указанный на французской карте 1706 г., но названный в “екатерининской редакции” Верхнеяицкой крепостью, якобы основанной только в 1734 г. Стали городами Омск, Семипалатинск и Березово (1782 г.), Челябинск (1787 г.) и т. д. Бывшие “посольства России” – остроги были именно в это время превращены в каторжные тюрьмы.

III. Сличение двух редакций “истории” России – “допетровской” и “екатерининской” как метод восстановления реальных событий русской истории до XIX в..

Несмотря на то, что реальная история военного покорения Сибири Екатериной II еще практически неизвестна, изложенные факты и соображения позволяют ответить на вопрос, почему “История Государства Российского” не писалась целых 150 лет от прихода к власти Михаила Романова в 1613 г. до воцарения Екатерины II. “Древняя история России” сочинялась и до Екатерины II, но только как фальшивая “греко-православная” доромановская история “рюриковичей”, призванная узаконить приход романовых к власти в Москве, в которой впервые появились “плохие татары” и “татаро-монгольское” иго как внешнее зло относительно России.

Екатерина же сама набросала необходимую уже не для романовых-московитов, а для своей евроазиатской Российской империи “древнерусскую канву”, сверяясь при этом с английским шекспировским образцом – достаточно прочитать в ее “Записках” эссе “Чесменский дворец”, где прямо показано, в какой последовательности надо выстроить историю, какие из ранее заявленных положительных персонажей должны в этой истории участвовать (например, Всеволод Большое Гнездо и Александр Невский).

Без завоевания ордынской Центральной России (Воротыни и Слободской Окраины), а также ордынской Сибири и уничтожения реальных свидетельств существования этих образований в XVI – XVIII вв. написание такой истории было просто невозможно. Именно при Екатерине и с ее подачи реальныерусско-ордынские события 260-ти лет примерно 1500 -1760 гг. были перенесены в прошлое – это и есть пресловутое “татаро-монгольское иго” якобы 1240 – 1500 гг. Однако “греко-православная” допетровская история романовых, пытавшихся скопировать папскую историю Западной Европы, которая уже была запущена в тираж строгановыми, оказалась при этом липовой при взляде на нее как с запада (из “Литвы”), так и с востока (из Сибири). Не менее липовой при этом оказывается история России 1328-1598 гг. и при взгляде на нее и с юга – из Турции, поскольку с этой точки зрения никакого “ига” в России нет, потому что она сама “иго” и есть.

Чтобы как-то совместить эти внутренне противоречивые версии, Екатерина поступила по французскому образцу: историю “Руси” усилиями Строганова, Мусина-Пушкина и других нарастили еще на 260 лет: примерно от 1240 г. назад до 980 г., куда только и удалось “втиснуть” якобы православное начало русской истории, переместив туда московскую (точнее, хазарскую) полемику о вере из конца XVII в. Сделано это было по указанию Екатерины, при этом, как следует, например, из ее “Чесменского дворца”, она сама сначала еще путалась, сколько должно быть Владимиров, сколько Ярославов, и кто кому кем приходится. В этом же духе она пишет “в подражание Шекспиру” две драмы: “Историческое представление из жизни Рюрика” и “Начальное управление Олега”, обозначая главные вехи своей истории. Естественно, “шекспи-аровский” почин императрицы был немедленно подхвачен придворными литераторами.

Однако, как вымышленность “допетровской редакции” русской истории обнаружилась уже в начале XVII в. (чему свидетельством публикация Петром I книги М. Орбини по истории славяно-руссов), так и неувязки “екатерининской редакции” русской истории и с “допетровской редакцией”, и с западноевропейской историей обнаружились уже в начале XIX в. В качестве примера, можно привести поддельные записки о Московии Джайлса Флетчера, о которых было заявлено и в “допетровской редакции”, и в “английской версии” русской истории XVI в. Это человек якобы был посланником английской торговой Московской компании в 1588 – 1589 г. (по другим данным был послом), встречался с Борисом Годуновым и написал записки “О государстве русском”, изданные на русском языке и только в 1906 г. Английского оригинала этих записок, написанных якобы в 1591 г., не существует, поскольку “весь тираж был конфискован и уничтожен по просьбе… Московской компании”, якобы боявшейся навлечь на себя гнев как Годунова, так и королевы Елизаветы I резкими суждениями автора о “жестких московских порядках”. Русский перевод с неизвестно какого “оригинала” пытался опубликовать проф. О. М. Бодянский в 1848 г. с подачи представителя все того же семейства строгановых – попечителя московского учебного округа графа Строгонова. Однако, тогдашний министр просвещения Уваров опять-таки приказал конфисковать и уничтожить тираж якобы из-за личной вражды со Строгоновым (Московское государство XV-XVII вв. по сказаниям современников-иностранцев”, изд. Крафт+, М., 2000.)

Вымышленные “Записки Флетчера” – это попытка в XIX в. заретушировать нестыковки “екатерининской имперской” и английской “доимперской” версий истории XVI в. Эта попытка скрыть реальную историю оказалась неудачной потому, что обе эти версии являются фальшивыми, но английская-то писалась в согласовании с более ранней, “допетровской” редакцией, а после выхода в свет карамзинской истории разница между этими версиями в английскомизложении стала неустранимой. О том, что “допетровская редакция” запускалась в свет именно через Англию свидетельствует, например, “История русской литературы” (изд. И. Сытина, 1908 г., далее ИРЛприм. Авт): первые исторические сказания о Руси были написаны и переведены на английский язык по распоряжению Филарета для Р. Джемса, составлявшего толковый русско-английский словарь в 1619-1621 гг и включали рассказы о времени, непосредственно предшествующем приходу романовых к власти.

При этом ИРЛ (статья проф. С. Шамбинаго) с удивлением констатирует странный факт, что никаких исторических песен и сказаний русского народа, касающихся важнейших событий периода от Ивана Калиты до Ивана Грозного не существует. Им и не могло быть места в фальшивой романовской историографии XIV – XVI вв. Правильное понимание российских событий второй половины XVIII в. дает ключи к восстановлению реальной истории и предшествующего периода власти романовых. После этого появляется вероятность восстановления действительных событий и XIV – XVI в., поскольку, несмотря на всю екатерининскую ретушь, 260 лет действительной русской истории можно восстановить сличением двух ее “редакций”, дваждыотправленных в прошлое в XVII и XVIII в. с разницей примерно в 100 лет.

Вот несколько примеров, к каким результатам в традиционной истории привело сочленение “допетровской” и “екатерининской” редакций. Вымышленныев “романовской истории”события второй половины XVI в. (т.е. эпохи Ивана Грозного и Федора Иоанновича: “Покорение Казанского ханства” при Иване Грозном (якобы в 1552 г.) и “Покорение Астраханского царства” (якобы в 1556 г.) на самом деле описывают екатерининское завоевание Поволжья 1773 — 1777 гг., при этом “осада и взятие Казани” списывается с византийской хроники падения Царьграда 1453 г. (“допетровская” редакция). Крымский хан Девлет-Гирей, разбитый Суворовым в 1777 г., становится прообразом “Девлет-Гирея XVI в.”, якобы сжегшего Москву в 1571 г.

При написании “допетровской” редакции русской истории, как продемонстрировано в разделе I, использовались и сами по себе фальшивые “византийские хроники”, изготовленные во Флоренции после падения Царь-Града. В частности, биография императора “Иоанна Дуки (Ватаза-Витязя)” размножилась в целом ряде других биографий: 1) “Казанского” хана Ядигер-Мехмета, якобы в 1552 г. покорившегося “великому Дюку” ИоаннуГрозному и ставшему потом его “правой рукой”, но которому тот же Иоанн Грозный “номинально” подчинялся, якобы юродствуя (“Симеон Касаевич”, он же царь “Симеон Бекбулатович”, он же Саин-Булат, от же казак Черкес (= Адыге) Александров, привезший в Москву “царевича Маметкула” и т. д.; 2) “Сибирского” хана Едигера, якобы признавшего себя вассалом того же Ивана Грозного в 1555 г., 3) основателя Ногайской Орды золотоордынского (“татарского”) хана Едигея (иначе Эдигея, жившего якобы в 1352 – 1412 гг.), а также адыгейском (черкесском, северокавказском, ногайском) эпосе “Едигей”, в биографиях готского императора Одоакра, чешского Отокара Пржемысла и т. д.

Аналогичными двойниками являются также слепой “Сибирский хан” Кучум, свергнувший своего предшественника Едигера, и “казанско-касимовский”Касим-хан, сын Мехмета (ср. Ядигер-Мехмет при Иване Грозном) якобы перешедший на службу к Василию Темному (т.е. Слепому) в 1446 г., основатель “Касимовского царства” и пограничного Московского города Касимова на Оке, который на французской карте 1706 г. назван Кашим или Качим(Cachim). Престарелый, слепой, но “неуловимый до самой смерти” хан Кучум в русских сказках отразился как Кощей (т.е. Старец, а не раб, как это иногда толкуют) Бессмертный. Касим-хан в “допетровской” редакции превратился в “принявшего православие номинального московского царя”Симеона, который, кстати, тоже ослеп в правление Царя Бориса. Несколько других Симеонов-выкрестов после этого появилось в “историографии” предшествующих периодов.

До елизаветинских времен “допетровская” редакция истории России оставалась преимущественно западнической, т.е. “варяжско-греческой”. Елизавета же, в силу политических реалий середины XVIII в., поддержала развитие “славянофильского” исторического течения.

Реальные события разгрома Великой России (Воротыни и Слободской Окраины) XVIII в. в “екатерининской” редакции перенесены примерно на 260 лет назад. При этом московский (т. е. “великоросский”) вариант ее говорит об историческом “добровольном” присоединении “Верховских княжеств”, т.е. Воротыни к Москве еще в конце XV в., а затем о “ликвидации их к последней трети XVI в.”. Например, говоря о последнем десятилетии правления Ивана III, Карамзин не придает особого значения его отношениям с Литвой, в частности, “битве Москвы с Литвой на Ведроши 1499 г.”, якобы закончившейся перемирием 1503 г., потому что с “Литвой” за Смоленск в “допетровской” редакции только 10 лет спустя будет воевать уже Василий III. По “допетровской” редакции Иван III в 1492 – 1500 гг. совершенно не реагирует на “добровольное присоединение” обширной и густонаселенной территории его собственной Белой Руси (т.е. Литвы), а в 1503 г. он вообще “обращается к Богу и удаляется от дел”. (Скорее всего, тот, кто правил в Москве под именем Ивана III, в действительности умер еще в 1498 г., о чем свидетельствует венчание им самим на царство внука Дмитрия (а не сына Василия!) именно в этом году. Москва в 1498-1505 гг. якобы занята войной со шведами и с “ересью жидовствующих” — ей не до Литвы.) Далее в “допетровской” редакции в течение 60 лет ничего не слышно о какой-либо “ликвидации” Верховских княжеств. А вот после этого периода прославленные герои “обороны Москвы от Девлет-Гирея в 1571 г.” верховские князья Михаил Воротынский и Никита Одоевский, земли которых не были отобраны Иваном Грозным в “опричнину 1565 – 1572 гг.”, в “екатерининской” редакции просто обязаны были “погибнуть”: они якобы казнены тем же нехорошим и крайне непоследовательным Грозным именно в 1572 г., причем после того, как “спасли” Грозного. (Тут у Карамзина можно обнаружить еще одну явную невязку двух редакций. Скорбя о трагической гибели Михаила Ивановича Воротынского в 1572 г. и пресечении с его смертью династии князей Воротынских по “екатерининской” редакции, Карамзин преспокойно называет Воротынского одним из главных “рюриковичей”-свидетелей при коронации Царя Бориса в 1598 г., т.е. по “допетровской” редакции!)

Совершенно под другим углом зрения описывает эти же события не “великоросский” вариант екатерининской редакции русской истории, а “малоросский”, по которому Малороссия присоединяется к Москве не через посредничество “Владимирской Руси”, а непосредственно отторгается от “Киевской Руси”. Вот, например, что сообщает “История украинского народа” (А. Я. Ефименко. СПб., 1906 г., т. I, стр. 100) : “К концу правления Казимира (Казимир IV “Ягеллончик”, король “Польши-Литвы”, умер якобы в 1492 г., прим. Авт.) северские князья, в виду опасностей, угрожающих им со стороны литовской политики, обнаружили тяготение к Москве. Кое-кто из князей отошел в подданство московского государя еще при жизни Казимира, другие, воспользовавшись той временной дезорганизацией, которая наступила после смерти одного государя до утверждения нового, отделились от Литвы в промежуток 1492-1494 гг. К этой эпохе относится переход с вотчинами или дельницами своими, мелких князей Воротынских,ОдоевскихНовосильскихБелевских, затем Перемышльских и Мезецких (т.е. Мценских, прим. и курсив Авт.), собственно князей вятичей, а не северян(т.е. князей севских-северских, прим. Авт.). К концу столетия 1499-1500 гг. признали верховную власть московского государя князь Бельский и московские выходцы: князь Шемячич и Можайский, который оттянули за собой исконные древне-русские города: Чернигов, Стародуб, Новгород-Северский, Гомель, Бельск, Трубчевск “со многими волостями”. Таким образом, к началу XVI века большая часть бывшего Чернигово-Северского княжества добровольно отошла под покровительство Москвы: попытка Литвы силою удержать отделяющиеся земли окончилась большим поражением литовского войска на Ведроши (1499 г), когда был взят в плен сам знаменитый литовский гетман князь Константин Иванович Острожский; остальная северщина была присоединена к Москве. В силу перемирия (1503 г.) от Литвы отошло к Москве 319 городов и 70 волостей – территория старого Черниговского княжества”.

Цифры, указанные в приведенной пространной цитате, физически (т.е. ни географически, ни демографически) не соответствуют “территории старого Черниговского княжества” конца XV в. Зато эти цифры практически точно соответсвуют аналогичным данным екатерининских завоеваний не только “Черниговского княжества”, а территории от Днестра до Урала по состоянию на 1777 г.! “Эпоха” Казимира IV “Ягеллончика” (1427 – 1492 г.) — это польский эквивалент московской “эпохи” Ивана III в “допетровской” редакции со сдвигом на 13 лет назад. Этот сдвиг был в уже “екатерининской” редакции и польской (после раздела Польши), и русской истории заполнен “успешной” Тринадцатилетней (!) войной тогда еще якобы “хорошего” для Москвы Казимира с “Тевтонским Орденом” (т.е. Ордой). А основой для событий этой липовой Тринадцатилетней войны взяты, как будет показано ниже, события из 13-ти летнего периода петровской “Северной Войны” 1708 – 1721 гг.

IV. Анализ ордынских событий доекатерининской эпохи в истории России.

В качестве отправной посылки для анализа событий доекатерининской эпохи на территории современной России (имеются в виду события XVI – XVIII вв.) возьмем только два факта: 1) распад европейской части Великой орды на три географически определенных фрагмента: Западную Европу, Восточную Европу и Османскую империю в начале XVI в., т.е. после смерти последнего Hwanah (т. е., по Э. Бенвенисту, Единоличного Верховного Правителя) Орды, известного нам из традиционной историографии под именем Иоанна III, и 2) практическую независимость дальнейшего процесса дележа Юго-Западной и Центральной Европы (т.е. Испании, Португалии, Франции и Италии) в XVII в., в котором допетровская Московия почти не участвовала, от дележа остальной Европы.

(Здесь только добавим, что Бурбоны и “Австрийские Габсбурги” XVII в. – такие же узурпаторы власти в Западной Европе, как и романовы в Восточной. В отличие от них “Испанские Габсбурги”, правившие на Пиренеях в XVI в. (до смерти Филиппа II в 1598 г.) — родственники Ивана III. Испания и Португалия – это юго-западный осколок Великой Орды, который в западноевропейской истории характеризуется как “абсолютистская монархия восточного типа”. После раздела “испанского наследства” Испании приписаны все зверства инквизиции, которые творились в период “Конрреформации” в Центральной Европе. А герцог Альба стал в истории “олицетворением зла” усилиями безработных ордынских учетчиков, т.е. иудеев, избравших своим прибежищем Голландию и Швейцарию.)

Исходя из этой посылки, достаточно рассмотреть параллельно историю Московии, Польши, Швеции, Турции и Англии в XVI – XVIII вв., привлекая историю других осколков Орды ровно настолько, насколько это необходимо.

В параллельных “историях” Англии-Швеции-Польши-Литвы-Московии-Турции в рассматриваемый период XVI-XVII вв. происходят одни и те же ключевые события.

Во-первых, это эпидемии начала XVI в., прежде всего, бубонной и обычной чумы, описанные, в частности, у Карамзина как “язва с железою” и “поветрие”, захватившие всю Европу, включая Британские острова, и пришедшие, как и первая чума в середине XIV в., с юга, т.е., в рассматриваемом географическом контексте из Турции и Крыма. Отсутствие средств борьбы с этими заболеваниями и массовый мор вызвал всеобщее религиозное размежевание, ибо источником заразы, естественно, считались соседние народы.

Как следствие, и возникли собственные региональные церкви: англиканская на Британских островах, лютеранская в Скандинавии, греко-православная в Московии и униатская в Польше. Сами церковные здания ранее были общими для всех монотеистов: например, сохранившаяся с 1539 г. в неизменном виде до сих пор старейшая православная церковь в Сараеве совмещает, по сути, характеристики христианского храма, синагоги и мечети. Поэтому храмы сначала стали считаться убежищем, затем средством очищения от заразы, а после окончания эпидемий (т.е. когда большинство населения либо умерло, либо переболело и приобрело иммунитет) – местом учета оставшихся в живых и умерших, поскольку подати в прежних объемах стало платить некому.

Одним из общеордынских средств очищения было трупосожжение в ямах с последующей насыпкой курганов: такие курганы над ямами с сожженными трупами есть, в частности, и в Скандинавии, и в Белоруссии (т.н. “юхновская культура”), и в Прикаспии (“татарские курганы”). После этих эпидемий уровень жизни оставшихся в живых, естественно, упал, а плохие бытовые условия способствовали распространению следующей эпидемии – туберкулеза (у Карамзина – “смерть кашлем”). Но, в отличие от предыдущих, эта эпидемия шла не с юга, а с севера: этой эпидемии не было в Крыму и в других местах со сходным сухим климатом. Именно население этих мест оказалось “чистым”, т.е. мусульманами, в отличие от “нечистых” – т.е. остального населения Европы. Еще одно принципиальное отличие туберкулеза от предыдущих эпидемий заключается в том, что разносчиком его является домашний скот. Это вызвало небывалую дотоле религиозную волну очищения – инквизиции – пурима – катарсиса и, как следствие, религиозного размежевания, прежде всего,на бытовой почве.

Во-вторых, однотипные династические смены, сопутствующие им бунты, перевороты, революции и избиение своих “неверных” происходят также параллельно. Например, в 1512-1520 г. в Турции султан Селим I Явуз казнит 40000 “неверных”-шиитов — точно так же, как в 1527-1539 гг. в Англии “протестант” Тюдор Генрих VIII (т.е. “Феодор Иоаннович”) уничтожает 560 монастырей т.е., примерно, столько же “католических” монахов, сколько Селим шиитов в Турции. Тоже самое проделывает в 1526 – 1538 гг. в Швеции и Густав I Ваза. Теперь сравните названия династий: Явуз в Турции, Авиш(Avis) в Португалии, Ваза (Vasa) в Швеции, а также: Явуз-Селим – Авессалом – (Я)-Василий. Именно в этот период в Москве как раз Василий III и делит “новгородские земли”, после чего там наступает смутное время под властью неизвестно откуда взявшегося мощного “литовского” клана Глинских (т.е. английских). Затем уже в Англии ярая католичка “кровавая Мэри” Тюдор (1553 – 1558) избивает протестантов (“неверных”), а Иван Грозный покоряет Казань и Астрахань (т. е. тоже “неверных”). Когда же в Московии наступает “опричнина” (1565-1572 гг.), параллельно в Турции буйствует Селим IIПьяница (правил в 1566-1574), а Польша подминает Литву по Люблинской унии 1569 г., причем конец московской опричнины совпадает со смертью последнего польского короля Сигизмунда II Августа из династии Ягеллонов. После Ивана Грозного уже в Москве, а не в Лондоне, появляется “царь Феодор Иоаннович” (в “царской” биографии которого, кстати, отсутствует даже дата его венчания), а в Польше – династия Ваза и т. д.

Далее в Восточной Европе наступает эпоха правления Царя Бориса, оказавшегося в 1598 г. старшим в ордынской династии не только по отношению к Турции, но и по отношению к Западной Европе. После гибели Испанской Армады (1588 г.), нацеленной на восстановление юго-западного (т.е. католического) ордынского порядка на Британских островах и происшедшей, как признает сама британская история, от естественной причины – жестокого шторма, а не от военного поражения, Англия спешит заключить “выгодное торговое соглашение с Турцией” (и одновременно “основывает Московско-английскую торговую кампанию”!). Иными словами, в конце XVI в. островная Англия избегает вассальной зависимости от ближайшего к ней западного римско-католического (также бывшего ордынского!) центра, еще признает вассальную зависимость от двух остальных более отдаленных ордынских центров – Царь-Града-Стамбула и белокаменного Царь-Града-Москвы, ибо именно так этот город был назван Царем Борисом в 1586 г.!

Фигура Царя Бориса является ключевой в реальной истории России, наравне с Иваном Калитой и Иваном III до него, а также Екатериной II и Сталиным после него.

Правление Царя Бориса и его значимость ни “допетровская”, ни “екатерининская” редакции исказить полностью физически не смогли: дело в том, чтосуществующие до сих пор результаты его правления спрятать или уничтожить при Филарете было еще невозможно, а в “екатерининской” истории сталоуже невозможно. Среди обозримых результатов его деятельности, в частности, колокольня Ивана Великого в Москве – единственный в мире памятник, обозначающий переход Европы на исчисление “от Рождества Христова”, построенный к 1600 г., и практически все старейшие каменные храмы Московского Кремля, сохранившиеся доныне. Этот его титанический труд еще в “допетровской” редакции был отправлен на все те же 260 лет “ига” назад: закладка каменного Успенского Собора в 1326 г., Церквей Иоанна Лествичника и Спаса Преображения в 1329 г., Архангельского Собора в 1333 г. Каждый из этих храмов воздвигался в течение одного летнего 4-х месячного сезона – это технология конца XVI, а не середины XIV в.! Для всех кремлевских храмов при Царе Борисе в были отлиты уникальные колокола, а “допетровская” историография отправила и это колокольнолитейное дело из 1590-1605 в 1330-1345 гг., правда обмолвившись, что руководил работами знатный мастер Борис Римлянин.

Помимо собственно Кремля, Борис начал строительство каменной Москвы и еще не менее 30 русских городов из стандартного формового кирпича, заводы для производства которого впервые созданы при Борисе, как и сам сохранившийся доныне стандарт кирпича 7х3х2 вершка. Среди построенных при Борисе кирпичных городов существующие и доныне Белгород, Воронеж, Валуйки, Елец, Кромы, Курск, Лебедянь, Ливны, Оскол, Смоленск, Царев-Борисов, не считая Москвы (посмотрите, при случае, на кремлевские стены). Этот строительный бум четко отделяет время Бориса от эпохи строительства “Великого Новгорода”, т.е. повсеместного строительства в Евразии каменных городов, замков-крепостей-храмов из нестандартного кирпича и камня в “Золотоордынский период” (он же европейский “Проторенессанс”) 1320 – 1580 гг. (Для сравнения: при “Иване Грозном” было построено только 11 каменных — не из стандартного кирпича! – крепостей: Александров, Тула, Коломна, Зарайск, Старица, Ярославль, Нижний, Белозерск, Порхов, Новгород и Псков.)

Царь Борис развивал не только производство кирпича, строительство и литейное дело. При нем получило всемирную известность уникальное русскоезлатоткачество, причем не только в Москве. Даже в начале XIX века знаменитые ахтырские златотканые фаты ценились не меньше московских. Других источников златоткачества, кроме московского и ахтырского, в мировой истории нет. Село Ахтырка на р. Гусинца близ Харькова и его мастера-златоткачи ахтырцы средневековыми писателями названы скифским племенем Agathirsi, живущими в Приднепровье на р. Chesinus, и отправлены в “древнюю историю” на 1800 лет назад! Это ли не живое материальное свидетельство вымышленности традиционной хронологии и сопутствующей ей “историографии”?!

Царю Борису воевать было не с кем. Он не воевал не только с “татарами”, но и с казаками, и с “однодворцами”: т.е. с Белой Русью – Литвой, которые признавали его верховенство. Он строил каменные города не против казаков и татар, как гласит “допетровская” романовская история, а для своих граждан. Это уже при Михаиле Романове была предпринята первая попытка строительства опорных пунктов Московии против Центральночерноземной России и других частей ордынской конфедерации. Утверждение “екатерининской” редакции о том, что в 1607-1632 гг. “татарами” разрушены построенные при Борисе кирпичные города Болхов, Данков, Дедилов, Елец, Епифань, Калуга, Карачев, Козельск, Крапивна, Кромы, Лебедянь, Ливны, Лихвин, Мещерск, Михайлов, Орел, Оскол, Перемышль, Путивль, Ряжск, Серпухов, Серпейск, Царев-Борисов, Чернь, Шацк и т.д. – ложь. Все они, кроме частично разрушенных приокских городов и полностью разрушенных Данкова и Старой Рязани при завоевании Московией Алексея Михайловича рязанских земель, преспокойно существовали и в начале, и в середине XVIII в., и отмечены на картах.

В отсутствие артиллерии, осадных машин и взрывчатки “татарам” физически нечем было разрушить кирпичную кладку на русском цементе – яичном белке. Ливны были сильно разрушены в 1708 г. при Петре войсками В.В. Долгорукова во время вторжения в Слободскую Окраину (как и Батурин, а позднее и Сечь в Запорожье в 1709 г.). Остальные перечисленные города были в той или иной степени разрушены Екатериной II при завоевании Великороссии, т.е. Слободской Окраины и Воротыни. (Развалины, например, Крапивны, сохраняют до сих пор следы артиллерийской бомбардировки.)

Истории “убиенного в Угличе царевича Дмитрия”, а также трех “Лжедмитриев” – вымышлены в “допетровской” редакции. Об этом прямо свидетельствует возникшее только в начале XVII в. нынешнее значение слова “вор” (до этого оно означало “забор”). Дело в том, что прототипом “Дмитриев” послужил царевич по имени Уар (так звали “убиенного младенца Дмитрия” до крещения), от которого и произведена конструкция “Тушинский Вор”. Биография несчастного Уара частично скомпилирована из биографий “рано умерших” внука Ивана III Дмитрия (он же старший сын Генри Тюдора Артур) и еще одного “англичанина” – малолетнего короля Эдуарда VI. Само же имя сына “последней жены Ивана Грозного” — не боярышни, а венгерской царевны Марии Нагой (Нагие, венг. Nagy = Великие) — Уар, странное для русского уха, означает просто у(г)ор, т.е. венгр (ср. также языческие имена: латышское Ояр и немецкое Uher). В легенду Уара-“Дмитрия” вошли также некоторые детали биографии младшего наперсникаИвана III — Матвея Корвина, впоследствии знаменитого венгерского, чешского, польского и австрийского короля Матьяша Хуньяди, воспитывавшегося в России в середине XVI в. История с “царевичем” — законным претендентом на московский престол — романовыми была не только перемещена во времени в правление “нехорошего и худородного” Царя Бориса, но и географически перемещена из опасного для них “литовского” Елецко (т.е. Галицко)-Дмитриевского (Центральночерноземного) региона России в безопасный приволжский Углицко-Дмитровский. Прозвище Дмитрий означает “две короны”, поэтому опасные для романовых претенденты на престол с эти именем естественным образом появляются с запада, т.е. из Литвы-Польши, король которой, к тому же, тогда был еще и шведским королем.

13 апреля 1605 г. Царь Борис принимал более 20 послов – речь шла о подготовке мирных договоров, восстанавливающих ордынскую структуру. Именно в этот день на банкете заговорщики и отравили его, судя по симптомам, сулемой. На царство венчают в Москве сына Бориса – Федора (т.е. Теодора-Тюдора). Но в Англии уже правили Стюарты – последнего Тюдора (Роберта, графа Эссекса) Елизавета принуждена была казнить еще в 1601 г. Далее в Москве последовал государственный переворот и убийство юного царя Федора и его матери.

После этого в центре рассматриваемого региона возникает то, что до сих пор изображено на флаге Швеции: христианский конгломерат “Три Короны”, т.е. вынужденный симбиоз “католической польской”, “лютеранской датско-шведской” и “православной московской” корон. После этого весь XVII в. внутри этого “трехглавого дракона” происходят местные постоянные “разборки” на тему “какая голова главнее”.

В 1603 г. к власти пришли одновременно в Турции (на Востоке) основатель современного турецкого мусульманства Ахмет I, а в Англии (на Западе) –основатель новой династии Яков I Стюарт, при котором появляется первая полная Библия. При этом “главной головой” временно становится поляк Сигизмунд, а в Москве начинается смута. В 1611 г. в Швеции к власти приходит энергичная новая “молодая” голова – Густав II Адольф, а следом за ней в 1613 г., после сговора Филарета с Сигизмундом, в Московии к власти номинально приходит сын Филарета Миша Романов. Одным из ключевых и весьма успешных направлений британской политики, начиная с этого времени до сих пор становится вбивание клиньев между Москвой и Стамбулом (без этого, в частности, не было бы никакой Британской империи).

После смерти Густава Адольфа в 1632 г. и старых друзей-врагов Сигизмунда и Филарета (1632 и 1633 гг.) в 1638 – 1645 гг. предпринимается попытка восстановить прежнюю ордынскую структуру Белой Руси во главе с Москвой, но при условии сохранения местного самоуправления. И в Англии тут же возникает республиканское движение против насаждения абсолютизма Карлом I. Соответственно, после смерти Михаила Романова в 1645 г. смута возникает немедленно не только в России, но и в Англии – роялисты терпят поражение, а власть (и самого короля) захватывают парламентарии-“думцы” во главе с Кромвелем. В Москве, напротив, побеждают абсолютисты и спешно “предъявляют народу” наследника – 16-ти летнего Алексея Михайловича, которого до этого не видел никто (ГДР неуклюже относит момент “предъявления наследника” на два года раньше, не в силах объяснить, как это умирающий в течение месяца “скорбный ногами” и богобоязеннный отец при жизни сам не объявил сына наследником, что никак не согласуется с традициями “рюриковичей”, якобы унаследованными романовыми.)

В 1638-1676 гг. Московия непрерывно воюет то с Белой Русью, то с Польшей, то с Швецией, предпринимая при этом попытки захватить Белую Русь: Прибалтику, Воротынь, Слободскую Окраину и Малороссию или хотя бы отделаться от дани Крымскому хану. Самым крупным военным успехом Московии оказывается разгром Рязани и присоединение Заокских земель, описанные в “допетровской” редакции как “поход Василия Уса” и “подавление восстания Разина в 1667-1671 гг.”. Помимо Тулы и Калуги на юге и рязанских земель на юго-востоке, романовы прирезали к Московии еще и смоленские на юго-западе. Эти события в “допетровской” редакции были отправлены в прошлое дважды: на 260 лет назад в 1378-1414 гг., где оказались и “плохой юный Олег Рязанский” (он же разинский “царевич Алексей Пшимах”), и “несдавшаяся татарам” доблестная Тула, и “Куликовская Битва”, и еще на 260 лет назад в 1118-1154 гг. для обоснования появления Москвы как центра Руси в далеком прошлом. После поражения Рязани и была уничтожена ее столица — Старая Рязань и г. Данков, а также сильно разрушено еще два десятка заокских городов. “Екатерининская” редакция часть этих же событий вынужденно отправила в прошлое третий раз – уже в середину XIII в., впридачу к воротынскому Козельску, чтобы наполнить событиями “завоевание Руси Батыем”.

Разгромом же войск “Разина”, т.е. воеводы Рязанского в этой редакции руководит Ю. Барятинский – т.е. “хороший” Воротынский. Под угрозой новой агрессии со стороны Московии запорожский гетман И. Брюховецкий в 1677 г. обращается за помощью к общему сюзерену – к Турции. В 1678 г. турецкие войска освобождают захваченный войсками Московии под командованием Г. Г. Ромодановского г. Чигирин в Левобережной Украине. По Бахчисарайскому перемирию 1681 г. административный контороль над Левобережной Украиной на 20 лет был передан хану Крыма. Два похода войск Московии на Крым под командованием В. В. Голицына в 1687 и 1689 гг. окончились полным провалом.

В 1689 г. в Англии и Московии одновременно происходят государственные перевороты, приведшие к власти Вильгельма Оранского и Петра I, соответственно. К концу XVII в. у “трехглавого” дракона в Московии и Польше появляются три новые молодые и весьма амбициозные головы: Петр I, его немецкий приятель Фридрих, курфюрст Саксонский, который в 1697 г становится польским королем Августом II, и 16-летний Карл XII, король Швеции с 1698 г. Заметим, что Карл XII титуловался не просто “король Швеции” в современном географическом смысле, а именно как “Кунг (швед. kung“король”) шведовготтов и вандалов”, т.е. правитель населения Скандинавии, Прибалтики, и части Литвы-Белой Руси от Балтийского до Черного моря, включая бассейны Западного и Южного Буга. (Поэтому завоевательные походы Карла XII “из варяг в греки” были с севера на юг по “солнечной дороге”, по-шведски Sul vдg (произносится Соллвей), из-за чего он попал в русские былины как Соловей-разбойник. Кстати, Пушкин в “Полтаве” совершенно правильно титулует Карла паладином – т.е. наместником, а не королем Швеции.)

История правления Петра I и, в частности, история всей “Великой Северной Войны” 1700 – 1721 гг., несмотря на тщательную редакцию при Екатерине II, тем не менее сохранила множество фактов, позволяющих вскрыть истинную подоплеку событий не только петровского, но и до-, и послепетровского времени.

На рубеже веков “московская голова” Петр, претендуя на шведский престол, сговаривается с “польской головой” Августом II поделить “третью голову”: “Швецию” (т.е. опять-таки ордынскую Белую Русь от Прибалтики до Причерноморья). Незадолго перед этим “московская голова” куснула сюзерена (т.е. Османскую империю) своими Азовскими походами и, несколько самоутвердившись, начала войну на Балтике. Однако “шведская” голова (с соизволения того же сюзерена) серьезно оттрепала “московскую” в 1700 г. под Нарвой и практически откусила “польскую” в 1704 г. Затем оставшиеся две “головы” решили поделить польско-литовско-белорусское наследство, по поводу чего они и встретились под Полтавой. Каждый из них пытался по-своему заручиться поддержкой отдельных членов ордынской федерации, не входящих в “тройную корону”, или нейтрализовать их: Петр, например, считал, запорожского гетмана Мазепу своим союзником, а Карл считал наоборот, и в данном случае оказался прав он, а не Петр. А вот со Слободской Окраиной Петр решил разобраться силовым способом, и опять оказался неправ. Зато своими решительными действиями и благодаря почти троекратному превосходству в артиллерии под Полтавой в 1709 г. он с лихвой рассчитался с Карлом за нарвскую обиду 1700 г. Эта тактическая победа Петра в соперничестве с Карлом XII стала в екатерининской редакции истории создания Российской империи наиболее громким стратегическим событием петровского времени.

Однако, прежде чем рассмотреть стратегический аспект этой битвы, необходимо прояснить, когда именно этот эпизод Северной войны стал самым громким. Прославление Полтавской битвы и придание ей нынешнего значения в глазах общественного мнения началось опять-таки после завоевания Екатериной Малороссии. Например, первая памятная доска об этом событии с надписью, сочиненной Г. Рубаном в С.-Петербурге, датирована 1778 г. Ни одной оды в честь полтавской победы в 1711 – 1763 гг. не написано, хотя по поводу других побед их немало (например, “На взятие Хотина” М. В. Ломоносова в 1739 г.). Молчали по поводу этого события известные писатели этого периода Прокопович, Сумароков и Тредьяковский. Ничего по поводу этой победы не написал и поэт А. Кантемир, хотя его отец, молдавский господарь Д. Кантемир, писатель и историк, был сначала союзником, а потом и ближайшим сподвижником Петра I. В частности, в трудах Д. Кантемира по истории Молдавии Полтавская битва, в результате которой Карл XII оказался в столице Молдавии г. Бендеры, является частным эпизодом ликвидации автономии Молдавии Османской империей в ходе русско-турецкой войны 1710-1713 гг. (О русско-турецкой войне 1710-1713 гг. есть сведения и из источников другого союзника Петра – Черногории, однако в русских источниках эта война якобы окончена уже в 1711 г. по Прутскому трактату, когда Петр попал в окружение к Мехмет-паше.)

Странное длительное забвение такого исторического события может быть объяснено только одной причиной: сражение под Полтавой было выбрано Екатериной II как стратегически важное для ее собственной редакции истории, причем вынужденно, потому что это был единственный серьезный военный успех Петра на юге России. При этом Полтавское сражение оказалось вырвано из контекста событий, происходивших как до, так и после него. Заметим также, что сам Карл XII в этом сражении фактически участия не принимал, потому что накануне был случайно ранен в ногу и лежал с высокой температурой, а “шведами” командовали вовсе не шведы, а немцы: Левенгаупт, Крейц, Розен, Шлипенбах и пр. Место захоронения “шведов”, погибших в этой битве вообще неизвестно, а место захоронения “русских” называется “Шведской могилой”. Древняя белорусско-литовская столица г. Полтава в 1709 г. в “екатерининской” редакции оказывается казачьим хутором, едва вмещающим 4000 чел., однако при этом там обороняется от осаждающих ее шведов гарнизон полковника Келина как раз численностью в 4000 чел, да еще 2500 вооруженных горожан, т.е. мужчин. Тем самым численность населения “скромного казачьего хутора Полтавы” никак не могла быть меньше 10000 чел. Самое забавное, что фамилия прославленного впоследствии в “екатерининской” редакции полковника Полтавского гарнизона – Келин, не русская, а как раз шведская (означает по-шведски “баловень”).

В контексте событий 1706 – 1713 гг. Полтавское сражение 1709 г. действительно является самым крупным, но отнюдь не решающим военным успехом Петра в войне с Ордой. Эти события включают и так называемое “Астраханское восстание 1706 г.”, и “восстание К. Булавина” 1707-1710 гг., и неудачный “Прутский поход” 1710-1711 гг., и перенесение столицы из Москвы в Петербург немедленно после Прутского трактата 1711 г.

Новогодние “триумфы”, справлявшиеся Петром в Москве в 1703-1705 гг., прославлявшие достижения в Северной войне, в 1706-1707 гг. не справлялись, потому что Петру было не до триумфов. В 1706 г. экспедиционный корпус Петра оказался на всю зиму отрезан войсками Карла XII под Гродно, а позже Карл XII разбил всех его союзников: и датские войска под Копенгагеном, и войска польского короля Августа. В том же году, ввиду войны со Швецией, было остановлено и строительство Арсенала в Кремле (возобновлено только в 1719 г).

В 1707-1708 гг. Петр готовился к обороне Москвы, и не просто Москвы, а Кремля! В 1707 г. К. Булавин, разгромивший 6000-ный корпус Ю. В. Долгорукого, наступал на Москву. В Москве спешно строились больварки, в октябре Петр послал в Москву царевича Алексея “осмотреть укрепления”, причем “была с них пушечная пальба”. Такая же “пушечная пальба” была и в декабре, причем в ней уже участвовал сам Петр, который в это время всячески искал мира с Карлом.

Историки дружно говорят, что заносчивый Карл XII просто упустил победу в 1707 г., дав Петру передышку. На деле передышку Петру предоставилаОсманская империя, в это время поддержавшая его и придержавшая Карла. А летом 1708 г. уже Петр переходит в контрнаступление, посылая 32000 армию В. В. Долгорукова против “Булавина”. Это было не “подавление бунта”, а война против ордынской конфедерации, поскольку традиционная история проговаривается, что Голицын в июне 1708 г. разбил шведский корпус под Добрым – а это рядом с нынешним Липецком, т. е. там же, где воевал “Кондратий Булавин”, т.е. Конрад Гетман (булава — символ гетманской власти). Войска, возглавляемые самим Петром, параллельно громят ставку Мазепы — г. Батурин, практически уничтожив его и вырезав всех мирных жителей, включая детей.

История с изменой гетмана Запорожской Сечи Мазепы Петру – еще один вымысел. Запорожская Сечь во главе с Мазепой действительно участвовала в петровских походах на Азов, но по приглашению Петра, а не по его приказу. В то время Петр подталкивал запорожцев пограбить калмыцкие и ногайские земли. Но, когда в 1707 г. Петр предложил Мазепе воевать с такими же свободными русскими донскими казаками и воротынскими стрельцами-однодворцами, Мазепа наотрез отказался. А в 1708 г. Петр пригласил уже 30000 калмыков пограбить Запорожскую Сечь. (Это все та же обычная тактика Московии романовых — натравливать одних ордынцев на других.) Одновременно с наступлением на юг Петр объявляет свою знаменитую административную реформу, образующую 8 губерний, среди которых, однако, еще нет Центральночерноземных областей. При этом он “уничтожает” (до 1734 г.) Запорожскую Сечь, а гетманом Украины ставит И. Скоропадского.

В 1709 г. наступает кульминация достижений Петра — победа под Полтавой над войсками под командованием Левенгаупта (в традиционной истории она описана трижды: до, во время и после собственно Полтавской баталии войска Петра громят 16000-ный корпус под командованием все того же Левенгаупта.) На стороне Карла XII в Полтавской битве сражались и 15000 запорожских казаков во главе с К. Гордеенко, попавшим в плен и казненным Петром. На стороне Петра под Полтавой был более чем двукратный перевес в живой силе и пятикратный – в артиллерии. После двухнедельного пиршества по случаю победы (совместно с пленными немецкими офицерами противника, совсем как во времена московских “потешных” баталий), Петр на три недели заболевает, а потом отправляется осаждать Ригу, закрепляя успех, покоряет Лифляндию и в декабре торжественно въезжает в Москву. После чего 1 января устраивается особенно пышный “триумф”.

В 1710 г. войска Петра изгоняют шведов из Прибалтики, и у него наступает “головокружение от успехов”. Однако Турция требует ухода петровских войск из Приднепровья, а затем и вынуждает их уйти, причем во главе уже турецкого экспедиционного корпуса оказывается все тот же швед Карл XII, который (после смерти Мазепы) восстанавливает Запорожскую Сечь, где гетманом становится сподвижник Мазепы Ф. Орлик. (Традиционная история Российской империи скрывает, что именно Орлик был гетманом до 1734 г., а пытавшийся проводить в 1710-1711 г. политику закрепощения казаков сподвижник Петра Скоропадский был Сечью изгнан после Прутского трактата.) Прутский поход Петра против Османской империи в 1711 г. оборачивается для него тяжелым политическим поражением. Знаменательно, что он не возвращается в Москву, а отправляется в недостроенный Петербург и там в 1712 г. объявляет о переносе столицы. Никаких новогодних триумфов в Москве более не проводится. (В Москве Петр появился вообще только в 1718 г., а Рождество справлял уже как император в 1722 г., хотя до 1711 г. Рождество он всегда проводил в Москве.)

В своей “Истории города Москвы” И. Забелин рассказывает о том, что в 1711 г. в центре Кремля на Тайницкой площади была построена “Церковь Казанской Богородицы по обету монахини княжны Иоанны Барятинской” (т. е. Воротынской, поскольку Барятино – одна из родовых вотчинВоротынских, из фамилии которых Екатерина II сделала Боратынских-Баратынских-Барятинских), которая “по какому-то случаю была разломана в 1722 г.”, а в 1730 г. на ее месте вновь поставили “церковь теплую”. Однако, из церковной истории известно, что на сносе этого храма настаивал Стефан Яворский, местоблюститель Патриаршего престола в 1720 – 1721 гг., известный своей нетерпимостью к другим конфессиям. Из этого следует только один логический вывод: что в 1711-1722 гг. на этом месте в центре Кремля рядом с Иваном Великим стоял не привычный для нас православный храм, который был снесен после выполнения обязательств Петра перед Османской империей, а уже потом, в 1730 г., на этом месте соорудили церковь. (К этим событиям примыкает и указ Петра I 1723 г. о “запечатывании всех домовых церквей в Москве”. “Домовая” церковь – это, по сути, иудеохристианская молельня, аналогичная маронитским молельням в католизированной Испании XVI-XVII вв. В каждой “домовой” церкви был, в частности, алтарь-ковчег, но не было официального священника – молились сами.)

В 1712 г. Петр (по Прутскому трактату поддерживаемый своим сюзереном – Турцией) в союзе с датчанами и саксонцами успешно сражается с войсками Карла в Померании. В 1713 – 1714 гг. война перемещается в Финляндию. Как писал сам Петр, занятие Финляндии было необходимо для дальнейшей торговли с Карлом и уступок при мирных переговорах. В 1714 г. Петр сначала помогает курфюрсту Ганноверскому занять английский престол под именем Георга I, считая, что Англия будет его союзником в дальнейшей борьбе с Карлом XII. Однако, став королем Англии, Георг I немедленно начинает проводить политику противодействия Петру на Балтике. В 1715 г. Петр серьезно заболел и в 1716-1717 гг. лечился за границей, а в это время зрел заговор против него во главе с его сыном Алексеем, инспирируемый и Англией, и католической церковью образца XVII в.

В этих трудных условиях Петр и принимает свое важнейшее стратегическое решение: он начинает в 1718 г. серьезные переговоры с Карлом XII о мире и будущих совместных действиях против предавших его союзников – Англии и Дании при поддержке Османской империи. Осуществлению этого союза помешало убийство английскими агентами Карла XII в 1718 г., когда не удался заговор против Петра. Заключение “вечного мира” с Турцией (1720 г.) способствовало выгодным для Петра I условиям Ништадского мира 1721 г., которым закончилась Северная война, несмотря на контрибуцию в 2 млн. рублей серебром, выплаченную Швеции (это четверть годового бюджета петровской России).

Мирные достижения Петра I в последние годы его жизни (в том числе, и практически бескровный русско-турецкий Персидский поход 1722 г.)стратегически превзошли все его завоевательные военные успехи вместе взятые.

На базе петровских реформ произошло экономическое и военное перевооружение Московии и ее мирная экспансия на Восток. Плоды его достижений пожинали уже при Анне Иоанновне и Елизавете Петровне. Однако, для идеологии завоевательных войн Екатерины II нужен был имидж не миротворца, авеликого полководца Петра I.

V. Вместо заключения: “шекспи-ар” по-русски.

Создание имиджа не только Петра I, а и собственно только еще намечавшейся Российской империи началось в преддверии очередного глобального передела мира – Семилетней войны 1756-1763 гг. В 1758 г. в России реально появляется “оригинал” богато иллюстрированной Радзивиловской Летописи. Тем не менее первое издание ее (причем “с копии”, сделанной Шлецером) датировано только 1767 г. В этом издании впервые появляется лист, нумерованный арабской цифрой 8 – единственный, на котором изложена мифическая “варяжская предыстория” Руси. Это издание и положило начало “екатерининской” редакции истории России.

Параллельно уже при Елизавете Петровне, а особенно при Екатерине II, всячески стимулировалось написание нужных художественных произведений на исторические темы. В это время пишутся портреты “древнерусских” князей, выигрышные батальные сцены. Первым “пиарщиком”-подражателем Шекспиру в драматургии становится А. П. Сумароков со своими трагедиями на “древнерусские” темы “Хорев” (1747 г.), “Синав и Трувор” (1750 г.). В 1765 – 1770 гг. он пишет оды, призванные исторически обосновать сначала покорение Центральной России и Малороссии, а затем и историческую миссию Екатерины по объединению “Запада и Востока”, т.е. по созданию Российской империи. Исторические поэмы пишет поэт М. Херасков (“Россияда”, “Владимир” и пр.), оды Екатерине – Г. Державин и многие другие.

Бурную деятельность развивает литературный кружок под руководством издателя Н. И. Новикова. В 1773 г. он начинает печатать “Древнюю Российскую Вивлиофику”, т.е. историческую библиотеку, а затем, до 1790 г., издает множество книг на исторические темы с благословения Екатерины. После французской революции 1789 г. Новиков, известный своим масонством, попадает в опалу, а в 1792 г. арестовывается и ссылается. Конфискованные архивы его кружка, преобразованного в 1782 г. в “Дружеское ученое общество”, а в 1784 г. в “Типографическую компанию”, попадают к А. И. Мусину-Пушкину. Среди неизданных материалов Мусин-Пушкин обнаруживает и труды умершего в том же году члена “Типографской компании” писателя, историка и экономиста М. Д. Чулкова.

Помимо экономических трудов, М. Д. Чулков известен своим фундаментальным изданием четырехтомника “Собрание разных песен”, в котором в 1770-1774 гг. были опубликованы народные исторические песни и сказания в его собственной литературной обработке. Сразу после его смерти Мусин-Пушкин дает Екатерине для ознакомления свой список ранее неизвестного произведения, найденного среди прочих в архиве и получившего позднее название “Слово о Полку Игореве”.

Многочисленные комментаторы этого, несомненно, выдающегося произведения дружно порицают Екатерину за то, что она не распознала в нем гениальное творение “безымянного творца конца XII в.”. Но Екатерину никак нельзя упрекнуть в отсутствии вкуса или невежестве. Екатерина была не только великим политиком, она еще была и образованнейшим человеком, и одаренной творческой личностью. Екатерину не устроило в “Слове” не художественное содержание или поэтический язык этого уникального в своем роде произведения, а его историческая фабула, поскольку не только фабулу “древнерусской истории”, эпизод которой описывается в “Слове”, но и биографии целого ряда персонажей придумала она сама. Для того, чтобы распознать новодел, ей не нужны были лингвистические доводы, впервые выдвинутые против “древности” “Слова” уже в начале XVIII в. профессором славистики М. Т. Каченовским.

Екатерине, например, достаточно было прочитать упоминание о Романе Мстиславиче и Ярославе Осмомысле, князьях Галицких, поскольку она самаотвела место “галицким князьям” в XII в., Центральночерноземный, уничтоженный ею же “литовский” Галич, доживший до XVIII в., переделала в Елец, а “присоединение Воротыни” (иначе — Верховских княжеств) отправила в конец XV в. Ей не нужно было “зегзицей по Дунаю” искать и р. Каял(а), которую до сих пор ищут исследователи “Слова”, ибо ее собственная армия под командованием Румянцева в 1770 г. окончательно разбила турецкую армию именно на притоке Дуная р. Kагул — так она называется по-молдавски, на крымско-еврейском же наречии — Кагал, а по-турецки и называлась Каял (в нынешнем произношении Каюл, ср. также современное “султан” и произношение XVII – XVIII вв. “салтан”). Ей совсем не нужно было распознавать в событиях, отнесенных комментаторами “Слова” к XII в., огнестрельное оружие в шереширах — живых стрелах или технологию XVI в., по которой изготовлялись мечи, кованые в горячем щелоке (т.е. в “жестоцем харалузе”) и т. д. – она лучше кого-либо знала свою редакцию истории Российской империи. А в ней прообразом “князей Галицких”, ратовавших в “Слове” за объединение Руси, были сопротивлявшиеся “объединению по-екатеринински” и уничтоженные ею же князья Воротынские.

Из-за негативной реакции Екатерины, А.И. Мусин-Пушкин осмелился снова показать список “Слова” только после смерти Екатерины уже в 1797 г. Павлу I. Павел публикацию разрешил: поначалу он одобрял все, что не одобряла его мать. В первый же день воцарения он амнистировал опального Новикова, как и Радищева. Но подготовку к первому изданию “Слова” (1800 г.) Мусин-Пушкин начал только в 1798 г. – после смерти Н. И. Новикова, единственного, кто еще мог что-либо сказать о возможном авторстве М. Д. Чулкова или кого-либо другого из своего общества восьмидесятых годов.

Воплощением “екатерининской редакции” истории России стал гигантский исторический восьмитомный труд Н. М. Карамзина. Творчество Карамзина не случайно ставят рядом с творчеством его современника – крупного английского писателя и историка Вальтера Скотта. Блестящие исторические романы В. Скотта отличаются тем, что в них очень органично сочетаются реальные исторические события и художественный вымысел. Н. М. Карамзин же не занимался вымыслом – двадцать лет он потратил на то, чтобы органично сочетать вымысел, уже содержавшийся в двух “редакциях” российской истории – “допетровской” и “екатерининской”. Поэтому его “История Государства Российского” уже “романизирована” и сама по себе читается так же легко, как и романы В. Скотта.

Весьма показательна и трансформация подхода к выбору исторических тем в творчестве Пушкина. В 1821 г. он пишет поэму “Бахчисарайский фонтан”, в 1824 – трагедию “Борис Годунов”, в 1828 – поэму “Полтава”, в 1833 публикует поэму “Медный всадник” и заканчивает роман “Евгений Онегин” и… погибает в 1837 г., не успевая написать роман “Пугачев”. Если в основе поэмы “Бахсчисарайский фонтан” лежит только легенда о похищении русской девушки крымским ханом, то историческая основа трагедии “Борис Годунов” и поэмы “Полтава” уже почерпнута Пушкиным из “Истории Государства Российского” Карамзина, которой он тогда безоговорочно верил. Но в “Медном всаднике” и в романе-меннипее (т.е. имеющем сложную иносказательную конструкцию) “Евгений Онегин” автор именем героя “Евгений” отмечает сложную судьбу своего друга – крупного русского поэта Евгения Баратынского(иначе Боратынского) – потомка тех самых непокорившихся романовым князей Воротынских. За последним князем Воротынским, названным Евгением, повсюду скачет и неумолимый “Медный всадник” – Петр, положивший начало уничтожению Воротыни.

Что же касается подготовки романа “Пугачев”, то кажется весьма правдоподобным, что Пушкин, получив высочайшее разрешение на доступ к архивам, слишком близко подошел к раскрытию правды о завоеваниях Екатерины и о сопротивлении им, названном “пугачевщиной”. (Не будь под рукой желающих убрать Пушкина дурака-Дантеса, скорее всего, нашелся бы кто-нибудь другой. Но это уже относится к жанру исторического романа.)

Реальная история отличается от исторического романа тем, что в начале любого своего сюжета она не знает его конца. Сюжеты же традиционной истории запрограммированы историографами, поэтому она и не соответствует реальным событиям, а следует программе “общественного договора”, идеология которого была разработана гуманистами XVI-XVII вв. Тем не менее, общее ордынское наследие человеческой цивилизации проявляется и сейчас – и в России, и в США, и в Китае…

Без правильного понимания этого общего для всех народов этапа мировой истории XIII-XVI вв. вряд ли можно создать, говоря ученым языком, новую парадигму человеческой цивилизации в начинающейся постгеномной эре, нельзя искоренить национализм, терроризм, рабовладельчество и т д. А попросту говоря, по-русски – не перестать жить во лжи.

comments powered by HyperComments
829 views
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Еще нет голосов)
Загрузка...