Бифуркационные периоды в развитии цивилизации

Согласно стремительно набирающему широкое распространение мнению ряда философов и теоретиков истории, история – это наука о будущем. Парадоксальность, на первый взгляд, этой точки зрения перестаёт быть таковой, если принять во внимание, что знание реальной информации о прошлом человечества является самоценным исключительно в культурологическом смысле; практическое же применение этого знания возможно только при движении из настоящего времени – в будущее.

Уже многие поколения политиков пытаются учитывать так называемые уроки истории в своей повседневной политической практике. При этом тот факт, что большинство таких попыток оказываются потрясающе безуспешными (если не выражаться ещё сильнее), позволяет прийти к предъявлению очередных претензий к исторической науке – на этот раз к выдвигаемым на основе её показаний глобальным теориям исторического процесса – в том, что эти показания не способны привести к выявлению реальных закономерностей протекания социально-политических процессов. А без понимания этих закономерностей невозможно ни адекватно ориентироваться в настоящем, ни тем более сознательно и безошибочно строить будущее.

Есть ли закономерности в развитии цивилизации? Если нет, то изучать историю бессмысленно. История сводится к литературе. Изучение отдалённых в прошлое исторических периодов без выявленния устойчивых закономерностей развития человеских сообществ превращается в лучшем случае в литературоведение, в худшем – в фантазирование. Если такие закономерности есть – надо учиться их обнаруживать; тогда есть шанс научиться применять их при построении будущего, в прямом смысле усваивать уроки истории.

Рискуя дать осторожно-положительный ответ на сформулированный выше вопрос, попытаемся обнаружить и определённым образом систематизировать хотя бы наиболее существенные закономерности протекания исторических процессов. И (скромно) назовём всё это теорией бифуркационных периодов.

razvitie

Одна из (предположительно) существующих закономерностей довольно-таки отчётливо наблюдается эмпирически: периоды относительно длительного эволюционного развития сменяются периодами относительно коротких революционных сломов. Например, планомерно выстраивавшаяся во Франции на протяжении XVII и XVIII веков система абсолютизма Бурбонов сменилась периодом бурных потрясений, за десять с небольшим лет приведших к абсолютизму корсиканского выскочки; а вялотекущая модернизация романовского абсолютизма в России в течение всего XIX века закончилась в начале века следующего тотальным сломом всей государственной системы, равного которому не знала да и поныне не знает мировая история. Примеров, подобным вышеприведённым, можно найти в достоверной истории весьма и весьма много. Поэтому не будем останавливаться на этой, вполне очевидной, позиции и сразу перейдём к предварительному анализу причин такого чередования.

В целях простоты и понятности изложения выводимых из этой эмпирически обнаруженной закономерности тезисов введём в качестве абстрагирующего приёма допущение об изолированности рассматриваемых социально-политических систем. Т.е. будем предполагать, что система (государство, общество), входящая в неустойчивую фазу своего развития, не взаимодействует с другими системами, т.е. не подвергается воздействию со стороны других государств, обществ и сама не воздействует на них. Таким образом нам удастся выйти на начальный уровень теоретического обобщения проблемы, а сделав это, мы впоследствии учтём, что рассматриваемая система существует всё-таки не изолированно, и введём соответствующие поправки в наши рассуждения.

Из-за чего же всё-таки стабильно развивающаяся система ввергается в социальный слом революционного характера? Такой слом происходит в результате того, что стабильность системы нарушается, она в какой-то момент теряет иммунитет к воздействиям подрывного характера и теряет свои базовые свойства.

В первом приближении параметры, задающие базовые характеристики социально-политической системы и обеспечивающие её эволюционное развитие, можно было бы попробовать сгруппировать следующим образом[1]:

1. Географические параметры:

а) площадь общая;

б) площадь пахотная;

в) площадь лесов;

г) количество морских портов;

д) площадь шельфа;

е) площадь морских территориальных вод;

ж) полезные ископаемые: в добыче/разведано/прогноз (по видам)

з) запасы пресной воды (в т.ч. отдельно лёд)

и) длина транспортных путей: железные дороги, автодороги, судоходные реки, нефте- и газопроводы.

2. Демографические параметры:

а) общая численность населения;

б) численность трудоспособного населения;

в) мобилизационная численность населения;

г) численность детей;

д) численность пенсионеров;

е) численность городского/сельского населения

ж) уровень рождаемости;

з) уровень смертности;

и) параметры миграционной динамики;

к) численность этнических групп;

л) численность религиозных групп;

м) численность социальных и профессиональных групп.

3. Экономические параметры:

а) валовый внутренний продукт;

б) капитализация бюджета;

в) внешний долг;

г) внутренний долг;

д) уровень инфляции;

е) дефицит/профицит бюджета;

ж) доходы на душу населения;

з) капитализация собственности на душу населения;

и) учётная ставка центробанка;

к) уровень социального расслоения (богатые — средний класс — бедные);

л) размер пенсий и пособий;

м) параметры, задающие технологическую матрицу;

н) параметры, характеризующие инфраструктуру;

о) обеспеченность основными видами продовольствия и сырья.

4. Политические параметры:

а) форма правления (монархия/республика)

б) государственное устройство (федерация/унитарное государство)

в) государственный строй (тоталитаризм/авторитаризм/демократия)

г) наличие и развитость различных видов теневых и полутеневых властных структур (мафия, спецслужбы).

При всей сырости и условности этой схемы представляется, что она вполне подходит в качестве некой «рыбы», годящейся (а) для предварительного осмысления масштаба параметров, подвергающихся интенсивному воздействию при сталкивании системы в бифуркацию, (б) для дальнейшего методичного и вдумчивого насыщения.

Подробное и комплексное разбирательство в этом направлении – задача отдельного системного исследования. Сейчас же представляется гораздо более важным уловить в первом приближении общие принципы функционирования сложных социальных систем, которые помогли бы разобраться в механизмах, обеспечивающих бифуркационные переломы в их развитии.

Поэтому вышеприведённый примерный перечень полагаю для первого раза вполне достаточным. Во всяком случае должно быть приблизительно ясно, о чём идёт речь и параметры какого типа будут упоминаться в дальнейших рассуждениях.

Обозначим произвольный параметр из вышеприведённой схемы как SM. Тогда весь набор параметров, задающий базовые свойства системы, будет представлять собой последовательность S1, S2, … SN.

Обозначим далее набор параметров, задающий базовые свойства системы периода её стабильного развития и обеспечивающий именно это стабильное, эволюционное развитие, последовательностью S1O, S2O, … SNO.

Параметры могут менять свои значения по ходу развития системы, но плавно, постепенно, не нарушая стабильности эволюционного процесса.

Далее рассмотрим произвольный параметр из этой последовательности SMO. В результате некоего воздействия подрывного характера этот параметр в определённый момент утрачивает то значение, которое вносило свой вклад в обеспечение стабильности системы, и приобретает новое значение SMX.

Например, в XIX веке в Российской империи численность всякого рода партийных и прочих подрывных организаций была небольшой. Также небольшим было количество активных членов этих организаций. Т.е. значения соответствующих характеристических параметров были невысокими. И структуры государственной власти относительно легко пресекали воздействия подрывного характера со стороны этих организаций. К концу XIX и особенно в начале XX века значения данных параметров резко возрастают: значительно увеличиваются как число партий, ставящих в той или иной форме задачу существенного изменения свойств системы «Российская империя» (начиная от модернизации монархического строя от абсолютизма к конституционализму и вплоть до насильственного его свержения), так и численность их членов. Новые значения этих характеристических параметров служат чётким индикатором возрастающей нестабильности системы.

comments powered by HyperComments
773 views
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Еще нет голосов)
Загрузка...